НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 6. Вторичные условные реакции

Почти все ранее упомянутые нами формы условных реакций были простыми - даже если с другой точки зрения они кажутся довольно сложными явлениями; фактически же только условная реакция избегания, по-видимому, предполагает двоякий процесс.

На основе этих простых условных реакций можно создать другие, цепные формы поведения. Таковы условные реакции второго, третьего и т. д. порядка. Первый пример такого явления привел Фролов: обычно он вырабатывал условную пищевую слюнную реакцию на удары метронома и затем предъявлял новый раздражитель - черный квадрат,- регулярно сопровождая последний ударами метронома, но не предлагая животному пищи. После определенного числа повторений черный квадрат стал вызывать слюноотделение. Фролов выработал, таким образом, условную реакцию второго порядка, характеризующуюся тем, что подкрепляющим агентом в данном случае служило не мясо, а ранее образованный условный раздражитель. Однако условная реакция второго порядка слабее условной реакции первого порядка (обычная реакция на метроном). Следует отметить, что в образовании ее участвуют два процесса противоположного характера: поскольку во второй фазе эксперимента метроном предъявляется в отсутствие всякого первичного подкрепления (мяса), его действие имеет тенденцию тормозиться, то есть по мере повторения его подкрепляющая сила - которая должна быть перенесена на черный квадрат - постепенно слабеет. Это обстоятельство делает более трудными опыты по выработке условных реакций второго или более высокого порядка; у собаки удалось выработать условную реакцию третьего порядка, но не удалось выработать условную реакцию более высокого порядка, поскольку угасание в этих случаях наступает быстрее, чем перенос условного действия (Павлов, 1951).

При инструментальных условных реакциях это явление приобретает несколько иной характер вследствие того, что другим становится само подкрепление. Но его природа тем не менее в основном остается неизменной. Вольф (1936) и Каульс (1937) показали эффективность этого явления у обезьян: сначала обезьян учат опускать жетоны в аппарат, выдающий в каждом случае виноград; во второй фазе опыта вырабатывается дифференцировка: животные выбирают один из 5 ящиков, причем вознаграждением служит либо виноград, либо жетон. В первом случае обезьяны выбирают правильный ящик с частотой 93%, во втором - с частотой 74% (следовательно, значительно выше случайной); таким образом, жетон, по-видимому, также стал вознаграждением, - правда, несколько более слабым,- как и виноград. В данном случае чаще говорят о вторичном подкреплении, а не об условных реакциях второго порядка, стало быть, акцент делается на том, что условным становится именно первичное подкрепление, которым служит индифферентный прежде раздражитель.

Мы сталкиваемся здесь с трудностями, связанными с угасанием, однако законы, управляющие последним, позволяют их уменьшить: методика состоит в том, чтобы использовать прерывистое подкрепление, которое, как мы видели, увеличивает стойкость к угашению; в данном случае используют двойное прерывистое лодкрепление. Циммерман (1957) обучал крыс пробегать по дорожке к кормушке, когда раздавался звонок и открывалась дверца в ящике; постепенно он вводил прерывистое подкрепление, причем кормушка была доступна в среднем только в одном из восьми случаев подкрепления раздражителя. На второй стадии он обучал животных нажимать на рычаг в ящике Скиннера, предлагая в качестве единственного вознаграждения звук звонка и открывание дверцы, но не давая никакой еды. И в этом случае вознаграждение было прерывистым. Эта методика вторичного прерывистого подкрепления позволяет получить более 2000 нажатий на рычаг, тогда как процедура постоянного вторичного подкрепления дает у крысы максимум несколько десятков таких нажатий.

Вторичное подкрепление или подкрепление более высокого порядка играет, естественно, важную роль в конкретной психологической жизни. Вид пищи является почти столь же сильным подкреплением, как ее поглощение; укротитель - по крайней мере если он прибегает к "наказанию" чаще, чем к "вознаграждению", - использует для укрощения животного, которое он дрессирует, вид хлыста наравне с ударом.

У человека почти всякое подкрепление носит вторичный характер; если ограничиться условиями лаборатории, то нужно сказать что именно вторичное подкрепление, одобрение экспериментатора - даже не обязательно выраженное эксплицитно, - служит чаще всего вознаграждением испытуемым, участвующим в эксперименте. То, как испытуемые оценивают это вознаграждение (что в свою очередь зависит от сложного социального контекста), определяет степень их усердия. Учитывая это, можно лучше понять то, что мы говорили выше о подверженности процесса обусловливания у человека влиянию множества психологических факторов. Обращенные к испытуемому слова: "Вы сейчас получите удар электрического тока" - служат для него, возможно, меньшим подкреплением, чем реальный удар, но тем не менее вполне действенным. Фактически у некоторых испытуемых можно вызвать условную кожногальваническую реакцию посредством одной этой угрозы. Наличие у человека языка и символического мышления делает все эти явления чрезвычайно сложными, отнюдь не лишая их при этом реальности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru