Пользовательского поиска


08.02.2010

Милые бранятся

Психологи уверены: чтобы узнать, насколько счастливы будут влюбленные в семейной жизни, нужно смотреть, не как они милуются, а как они ругаются. Теперь же группа исследователей из Ассоциации психологов США выяснила, что характер будущих отношений можно определить по тому, какие ощущения остаются у партнеров после ссоры. В результате эксперимента оказалось, что важны не столько слова, произнесенные в порыве выяснения отношений, сколько воспоминание об эмоциональном компоненте ссоры.

В психологическом опыте принимало участие несколько десятков пар, которым предложили подискутировать на наиболее актуальные для них темы. «Больные точки» каждого участника исследователи выясняли с помощью анкетирования.

В результате анализа обозначенных проблем для каждой из пар был определен свой камень преткновения. Сразу после дискуссии по поводу животрепещущей проблемы участники должны были ответить на вопросы об эмоциональной окраске ссоры: какие эмоции они ощущали во время спора, чувствовали ли они желание доказать свою истину или понять позицию партнера, ощущали ли они стремление партнера поддержать или, наоборот, раскритиковать их точку зрения, и насколько дискуссия отдалила, а может, сблизила супругов. Помимо субъективных ощущений добровольцев свою оценку их поведению давали независимые эксперты, которые следили за ходом спора по мониторам.

Поспорив и описав свои ощущения, испытуемые разошлись по домам с тем, чтобы вернуться в лабораторию через неделю и заново, по памяти оценить качество спора по тем же критериям.

ТЫ УБЕГАЕШЬ, Я ДОГОНЯЮ

Полученные результаты показали, что анализ субъективного восприятия ситуации спорящими супругами дает возможность спрогнозировать наиболее вероятный путь развития отношений. Одной из наиболее распространенных реакций на конфликт была повышенная тревожность, которая через неделю уступала место нежеланию вспоминать о споре и отказу от предложения попробовать продуктивно разобраться в предмете спора.

По мнению психологов, стратегия ухода от конфликта и подавление тревожности выдают партнеров, которые подсознательно пытаются сохранить автономность и оградить свое «я» от посягательств другой личности.

«Чем глубже переживается первоначальная тревожность, которая вызвана страхом поступиться своей позицией, и чем сильнее потребность уйти от дальнейшего обсуждения проблемы, тем выше вероятность, что в семье нет места настоящей эмоциональной привязанности, — говорит руководитель исследования психолог из Университета Миннесоты Джеффри Симпсон. — Для таких партнеров гораздо важнее сохранить свое личное пространство, чем создать близкие, доверительные отношения».

Если же невысокая тревожность, наоборот, сменяется желанием до конца разобраться в проблеме и наконец прийти к общему знаменателю, пару скорее всего ждет взаимопонимание. Эксперты отметили, что партнеры подобного склада не склонны отгораживаться от актуальных проблем и не относятся к своей самостоятельности как к высшей ценности, благодаря чему в такой семье «мы» всегда стоит на первом месте.

Между тем, отмечают психологи, партнеры с одинаковым восприятием конфликтной ситуации встречаются не так часто, как смешанные пары, где один партнер после спора замыкается в себе, а другой жаждет продолжения дискуссии. И если супруги не находят оптимального баланса, совместная жизнь может превратиться в бессмысленную и выматывающую игру, где «один партнер убегает, а другой догоняет».

УСТУПИТЬ ИЛИ ПОБЕДИТЬ?

«Чувство грусти и дискомфорта от необходимости отстаивать свое мнение, со временем перерастающие в ощущение, что партнер был совершенно прав, свидетельствуют о потребности в поддержке и безопасности, — рассказывает психолог из Университета Техаса Стивен Ролс. — Испытуемые, фиксировавшие в ходе спора ощущение беспомощности, а спустя неделю говорившие, что во время отстаивания своего мнения чувствовали одиночество и нуждались в поддержке, в семейных отношениях часто поступаются своими интересами ради стабильности и спокойствия».

Такие люди, по словам психологов, нацелены на сохранение отношений любой ценой. Малейшая ссора выбивает почву из-под ног, поэтому принять точку зрения партнера для них гораздо легче, чем бороться со страхом остаться без поддержки. Однако патологическое стремление к защите превращает уступчивых, мягких людей в потенциальных жертв семейного насилия, ведь, как правило, такие типы личности привлекают сильных доминантных партнеров, отличающихся жестокостью и потребностью к подавлению.

Кстати, таких домашних тиранов психологи тоже определили по манере спора. Во время дискуссии деспот испытывает злость и раздражение по отношению к партнеру, которые спустя какое-то время перерастают в глубокую обиду и уверенность в том, что целью собеседника было желание унизить и оскорбить его. Для таких мнительных и агрессивных психотипов межличностные взаимоотношения сводятся к ежедневному самоутверждению путем подавления и унижения партнера.

Другими словами, авторы исследования установили, что в споре рождается не только истина, но и межличностные отношения.

Екатерина Люльчак


Источники:

  1. www.rbcdaily.ru



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, подборка материалов, оцифровка; Карнаух Лидия Александровна, подборка новостных статей; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"