Пользовательского поиска


15.09.2010

Игрушки для психушки?

Чего стоит плюшевая мышь, по размерам смахивающая на бегемота и с явными признаками идиотизма на морде! А пушистый кот, длиной с крокодила и странными висящими лапами, больше напоминающими волосатые веревки, нежели конечности животного? И таких извращений на прилавках сегодня хоть отбавляй, при этом найти нормальную игрушку своему ребенку почти так же сложно, как пересчитать все уродства и отклонения предлагаемых плюшевых изделий...

И это не говоря уже о тех игрушках, живых аналогов которых в природе не существует! Ревностные производители массово штампуют мультяшных героев-уродов, надеясь на то, что их продажи возрастут. И они таки возрастают – просмотрев с десяток однотипных западных мультиков-полуфабрикатов, дети вообще перестают адекватно воспринимать действительность и становятся жертвами этой недобросовестной индустрии, постоянно требуя у родителей новое чудовище. Конечно, у авторов всегда есть право на фантазию и самовыражение, но зачем же так издеваться над малолетним потребителем? Ведь ребенок всегда не так воспринимает окружающий мир, как мы – в силу неосведомленности он просто не может отсеять правдивое от фальшивого. Вот и получают потом родители вопросы типа «мама, а что такое Губка Боб, и почему у него квадратные штаны?». Но родители зачастую и сами не знают, что там в очередной раз родила больная фантазия мультипликатора…

Действительно, тот же мультфильм про Губку Боба очень популярен среди детей определенного возраста, и его главный герой – желтое квадратное чудище – ходит, разговаривает, отвешивает шутки. И кто из малолетних зрителей догадывается, что на самом деле в реальном мире это водоросль, то есть невоодушевленное создание, которое перерабатывают на лекарства?

А чего стоит штампованная эпопея про зеленых чудищ-людоедов под названием «Шрек»? О влиянии этих нелюдей автор данной статьи знает не понаслышке: мой маленький племянник слово «Шрек» начал говорить раньше, чем научился нормально выговаривать слово «мама». Вымышленные персонажи у детей зачастую вызывают что-то вроде подмены понятий, когда они уже не могут отличить, где животное, а где подставной агент. Много времени уйдет у мамы на то, чтобы рассказать чаду, где живет Шрек и почему в зоопарке нет клетки с Губкой Бобом...

А недавно все были шокированы появлением нового недофабриката – на этот раз от заботливых немцев. Нет, ну как можно выдумать мягкую игрушку с психическим расстройством?! В сообщениях прессы говорится о целом наборе из пяти игрушек, в котором у черепахи тяжелая депрессия, змея страдает галлюцинациями, а овечка с раздвоением личности... Кроме того, разработчики уверены, что этот психозоопарк поможет детям чувствовать себя нужными (!). Ну, уж извините, это ни в какие ворота не лезет… Если в Германии родители не могут обеспечить детям достаточно внимания, зачем оставлять ребенка с потенциальной бомбой замедленного действия, которая рано или поздно сработает?

Такого же мнения придерживаются и детские психологи. Более того, появление таких игрушек вызвало у них настоящий шок.

«Даже не видя ее, я могу уже сказать, что это не игрушка, а антиигрушка, – заявила From-UA ведущий научный сотрудник Института психологии НАПН Украины Елена Вовчик-Блакытна. – Я уверена, что психологическую экспертизу эта игрушка никогда не пройдет. Игрушка необходима ребенку для того, чтобы удовлетворить его потребности в психологическом развитии: в эмоциональном, познавательном. Ясно, что у этой игрушки это полностью отсутствует. Меня пугает, что очень часто те игрушки, которые приходят из-за границы, демонстрируют агрессию взрослого мира по отношению к детям. То есть пытаются из ребенка с помощью игрушек сделать потребителя любого товара, лишь бы он продался. Присутствие образа смерти укореняется в сознании ребенка слишком рано, потому что ребенку еще год-два, а ему надевают шапочку с черепами и думают, что это нормально».

Она уверена, что такие игрушки не будут способствовать эмоциональному развитию ребенка, скорее наоборот.

«Маленькому ребенку дошкольного возраста надо научиться жить в мире среди людей. Для этого ему необходимо чувствовать и распознавать человеческие эмоции: что такое грустный, веселый, злой. Чувствовать это и обозначать для себя эти эмоции. Каким образом это происходит: это происходит в общении с людьми – с взрослыми, с детьми – одногодками, старшими. Они познают свои эмоции, свой внутренний мир и осознают, что у других людей он тоже есть и нужно его учитывать. Ребенок играет: то он доктор, то парикмахер, то космонавт, то он папа, то мама – и он представляет себе мир с позиции другого человека. Это то, что ребенок должен усвоить», – рассказывает Елена Александровна о том, как правильно должен развиваться ребенок.

«Когда нам предлагают подобную игрушку, то вместо того, чтобы с помощью живого общения ребенка учить распознавать эти эмоции, фактически ему несут уже заданное психическое состояние. И ребенок вынужден это психологическое состояние видеть, анализировать и с ним как-то жить. Это абсолютно ненужная информация, ненужный круг вопросов. Так может дойти до того, что можно и гинеколога маленького с пеленок растить», – подытожила психолог.

Что же получается? Не имея злого умысла, разработчик «психоигрушки», получается, поставил под удар маленького потребителя, лишив его собственных эмоций, возникающих в процессе игры.

«И возникает вопрос: для чего? Игрушка всегда дается для чего-то. Что она развивает? Какое-то понимание она развивать не может, потому что познавательные способности в этом возрасте не на таком уровне, чтобы ребенок мог понять, что есть люди с психическими отклонениями. Эмоционально она тоже не может развивать, потому что эмоционально ребенок развивается, понимая, что не может быть Петя злой мальчик, или Петя жадный мальчик, или Петя грустный мальчик, или Петя веселый мальчик. Он не может быть таким мальчиком. Он может переживать эмоции страха, у него может быть радостное настроение – то есть это приходящее: сегодня оно одно, через два часа оно меняется в результате общения или каких-то событий. И ребенок должен это понимать. Тут же задан уже полностью диагноз, который прописан для крокодила или черепахи. Это сужает понимание того, что все люди разные, что эмоции у них разные, состояние разное, что оно меняется в различных ситуациях», – говорит Вовчик-Блакытна.

А каково же отношение психологов к вымышленным игрушечным персонажам?

«Каждую игрушку надо рассматривать с точки зрения того, какой образ она несет – позитивный или негативный, что она умеет, что она любит и к чему эта игрушка призывает. Что касается Шрека, то у меня есть сомнения, начиная с цвета, с лица и заканчивая тем, что он птичек ест и пукает, извините. Это, конечно, очень смешно, но тем самым мы приучаем ребенка, что пукать – это смешно, в то время как на самом деле это определенная потребность организма, которую надо справлять в определенных местах. А мы фактически показываем, что это нормально, что это смешно», – возмущается Елена Александровна.

Ребенку не нужны супертехнологичные и новомодные игрушки для того, чтобы играть и полноценно развиваться, уверена специалист. Более того, она считает, что очень сложные игрушки просто мешают ребенку развивать собственную фантазию.

«Что касается остальных игрушек, удивляющих нас своим кошмарным назначением, которые уже есть и которые, возможно, появятся. Часто у ребенка комната буквально завалена игрушками, а ребенок не играет ими, ходит и скучает. И дело не в том, что не купили какую-то очередную модную игрушку, а в том, что рядом с ребенком нет кого-то постарше, кто просто бы с ним поиграл. То есть ребенку не хватает не игрушек, а живого общения. Кроме того, чем более технологично сделана игрушка, тем меньше фактически затребована фантазия и необходимость что-то творить ребенку. То есть этим тормозится творческое развитие, потому что ничего не надо додумывать. Если нет рядом игрушек, то ребенок из палочки, из камешка, из листочка сделает все, начиная от космического корабля и заканчивая чем-то необыкновенным, потому что у ребенка играет фантазия, это то, что помогает ему развиваться», – считает Елена Александровна.

Что же касается тех игрушек, которые не отвечают действительным размерам, цвету или форме живого прототипа, психолог уверена, что они могут присутствовать, но только если сами родители не ленятся заниматься с ребенком и развивать его. Именно родители должны познакомить ребенка с реальным окружающим миром, чтобы у него изначально сложилась картина настоящего, позволяющая правильно воспринимать искаженные варианты.

«Сначала ребенок должен понять, что такое нормально, обыкновенно и естественно. А потом он должен понять, что на мышку можно надеть штаны или приделать какие-то особенные уши. Т.е. есть классический образ, тот, что существует в природе, есть еще мыши, слава богу, в природе, можно их и на картинке посмотреть. То есть ребенок должен видеть живую жизнь, а потом уже осознать, что бегемота, который на самом деле не бывает фиолетовым, можно в своих фантазиях разукрасить. Но первое, что он должен осознать, что слон все-таки серый, и он не может быть зеленым. Но в своей фантазии он может разукрасить его в любой цвет, что и должен делать ребенок в своем воображении. Он может взять любую игрушку, слоника или медвежонка, может играть с ним, представлять, что медвежонок заболел, тогда он будет грустным, у него будут грустные глазки, он будет плакать, его надо пожалеть – вот этим мы развиваем ребенка, а не просто приносим готовую игрушку и пусть играется. Не будет играть ребенок, потому что нет живого общения, возле него нет человека», – отмечает ведущий научный сотрудник Института психологии.

А над темой смерти и психического здоровья вообще нельзя смеяться и допускать, чтобы это делали дети, считает специалист. Иначе появится угроза привить своему чаду неправильные мысли и понятия.

«Классификация игрушек очень четко распределяет их на скучные, глупые, мертвые и аморальные. Я считаю, что те игрушки, про которые мы говорим, они аморальные. Грех смеяться над темой смерти или психического заболевания, потому что от этого никто не застрахован. Мне кажется, что это очень страшно и опасно. Я думаю, что надо уже издавать какие-то законы по защите психического здоровья ребенка, потому что на детей оказывается сильное давление и агрессия со стороны взрослого мира», – резюмирует Елена Александровна.

Так что, дорогие родители, вывод таков: прежде чем купить ту или иную игрушку своему ребенку, сегодня вам предстоит сто раз подумать, дабы в будущем избежать неприятных ситуаций, связанных как со здоровьем ребенка, так и с его внутренним осознанием и пониманием себя в этом мире.

Инна Ивершень


Источники:

  1. www.from-ua.com



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, подборка материалов, оцифровка; Карнаух Лидия Александровна, подборка новостных статей; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"