Пользовательского поиска


14.03.2016

В странах, где принято соблюдать законы и правила, у людей выше уровень внутренней честности

Психологические эксперименты с участием студентов из 23 стран показали, что склонность поступать по-честному в ситуации, когда разоблачить обманщика невозможно, положительно коррелирует с соблюдением законов и правил в обществе. В обществах, где развиты теневая экономика, коррупция и политическое мошенничество, люди охотнее идут на мелкий безопасный обман в корыстных целях по сравнению с жителями стран, где законы соблюдаются лучше. Полученные результаты показывают, что уровень «внутренней честности» людей не является одинаковым во всех обществах и зависит от социальной среды. По-видимому, слабость общественной морали и институтов, ограничивающих обман, не только препятствует экономическому процветанию, но и делает людей внутренне менее честными.

Рис. 1. Индекс «распространенности нарушения правил» (PRV, prevalence of rule violations), рассчитанный для 159 стран по состоянию на 2003 год. Индекс основан на данных по коррупции, теневой экономике и качеству государственного управления. Low — низкий PRV, Average — средний, High — высокий, No data — нет данных
Рис. 1. Индекс «распространенности нарушения правил» (PRV, prevalence of rule violations), рассчитанный для 159 стран по состоянию на 2003 год. Индекс основан на данных по коррупции, теневой экономике и качеству государственного управления. Low — низкий PRV, Average — средний, High — высокий, No data — нет данных

По мнению многих экономистов, важнейшим условием процветания общества являются эффективные институты, препятствующие обману в экономике, политике и других сферах общественной жизни. Впрочем, бывают ситуации, когда обман принципиально нельзя проконтролировать. Поэтому предполагается, что для нормального функционирования общества у людей должен быть еще и какой-то минимальный уровень «внутренней честности». Это значит, что они должны вести себя более или менее честно даже тогда, когда точно знают, что обман не будет разоблачен и не приведет к каким-либо потерям, в том числе репутационным.

Вариабельность людей по уровню честности должна во многом определяться средой. Это справедливо практически для любого психологического или поведенческого признака Homo sapiens. Логично предположить, что люди, выросшие в обществе, где все врут и обман часто остается безнаказанным, будут считать такое поведение более приемлемым по сравнению с людьми, выросшими в социальной среде, нетерпимой к обману. Если жульничают представители власти (например, мухлюют с выборами, продвигают «своих», присваивают государственные деньги), это может особенно сильно развращать людей, поскольку нам, как и другим приматам, свойственно равняться на авторитеты и подражать тем, кто занимает высокое положение. Если все кругом дают и берут взятки и уклоняются от налогов, то подрастающее поколение будет перенимать эти повадки, часто с одобрения или по подсказке родителей, потому что в такой социальной среде крайне трудно добиться успеха, поступая иначе. В итоге может получиться замкнутый круг, из которого обществу будет трудно выбраться. Неэффективное, построенное на обмане социальное устройство будет не только тормозить экономическое развитие, но и порождать новые поколения нечестных людей, которые никакого другого общества и не смогут создать, как бы им ни хотелось.

Впрочем, эта простая и правдоподобная гипотеза, как и любая другая, нуждается в эмпирических проверках. В частности, нужно выяснить, действительно ли внутренняя честность людей коррелирует с уровнем вранья и жульничества в стране, где они живут.

Именно это и попытались сделать экономисты Симон Гэхтер (Simon Gachter) и Джонатан Шульц (Jonathan F. Schulz), о чем рассказано в их статье, опубликованной 9 марта на сайте журнала Nature.

Авторы разработали комплексный показатель для оценки общего уровня нечестности в стране — индекс «распространенности нарушения правил» (PRV, prevalence of rule violations). Этот индекс составляется из трех групп общедоступных статистических данных, отражающих:

1) уровень коррупции (по данным Всемирного банка, см.: Worldwide Governance Indicators),

2) степень развития теневой экономики (по: A. Buehn & F. Schneider, 2012. Shadow economies around the world: Novel insights, accepted knowledge, and new estimates),

3) уровень честности в политике, который оценивался на основе показателя «политических прав» (Political Rights) по данным Freedom House (данные доступны для скачивания на странице Freedom in the World: Aggregate and Subcategory Scores). Рейтинг политических прав учитывает такие параметры, как свобода и честность выборов, политический плюрализм, дискриминация оппозиционных партий, степень свободы политического выбора граждан от давления со стороны действующей власти, избирательные права меньшинств, коррумпированность властей, прозрачность их действий и т. д.

Подробнее с методикой можно ознакомиться в дополнительных материалах к обсуждаемой статье.

Авторы рассчитали индекс PRV для 159 стран (рис. 1). В 23 из них они также провели простые, максимально стандартизованные эксперименты для оценки уровня «внутренней честности» людей. В выборку были включены страны, сильно различающиеся по всем существенным показателям: от богатых и процветающих стран группы WEIRD (Western, educated, industrialized, rich, democratic) до самых бедных «развивающихся» государств.

Во всех странах тестировались люди примерно одного и того же возраста и социального круга, а именно студенты.

Каждый участник сначала должен был заполнить анкету и выполнить ряд «отвлекающих» заданий за небольшое денежное вознаграждение. Кроме того, ему обещали дополнительное вознаграждение, размер которого будет зависеть от случая. Для этого студента оставляли в комнате наедине с компьютером и игральной костью. Нужно было, следуя указаниям на экране, дважды бросить игральную кость, а затем ввести в компьютер результат первого броска. Второй бросок ни на что не влиял, он делался якобы «для проверки, что кость работает исправно». Испытуемый получал столько условных денежных единиц, сколько выпало очков, за исключением шестерки, которая означала нулевой выигрыш. Размер вознаграждения подгонялся к реалиям каждой страны таким образом, чтобы максимальный выигрыш соответствовал примерно половине цены обеда в студенческой столовой. Испытуемому было известно, что никто, кроме него, не увидит результатов бросания кости. Поэтому если он сообщит завышенный результат, обман невозможно будет разоблачить.

Индивидуальную честность при таком дизайне эксперимента определить нельзя (за исключением случая, когда участник сообщает, что у него выпала шестерка — это, конечно, говорит о его честности). Однако можно оценить среднюю честность в выборке по величине отклонения среднего уровня претензий (claims) от ожидаемого значения 2,5. Более детальную характеристику честности испытуемых можно извлечь из анализа отличий получившегося распределения претензий от ожидаемого при полной честности (в этом случае все шесть вариантов встречались бы с равной частотой 1/6).

Как и следовало ожидать, студенты всех 23 стран показали результаты, промежуточные между полной нечестностью (все пятерки, средний уровень претензий 5,0) и полной честностью (поровну всех вариантов, средний уровень претензий 2,5). Во многих случаях, особенно в странах с высоким PRV, результат оказался близок к промежуточной отметке 3,47, которую авторы условно назвали «уровнем оправданной нечестности» (justified dishonesty benchmark, JDB). Именно такой результат должен получиться в случае, если бы студенты сообщали не результат первого бросания, как того требовали правила игры, а результат лучшего из двух бросаний.

Дело в том, что, как было показано в ряде экспериментов, людям свойственно считать себя честными независимо от того, как они себя ведут на самом деле. При нечестном поведении для поддержания высокой самооценки требуются какие-то аргументы, оправдания, хитрости и уловки. Именно для того, чтобы предоставить испытуемым простую уловку такого рода, исследователи просили их бросать кость дважды. Всё-таки сказать, что у вас выпало 5, когда на самом деле выпало 2, это ложь. Чтобы придумать ей оправдание, нужно постараться. А вот если вы «по ошибке» сообщили результат второго бросания вместо первого, то это вроде бы уже и не ложь, а так, неточность.

Так или иначе, в большинстве стран с высоким PRV студенты показали результат, статистически неотличимый от JDB. В большинстве стран с низким PRV студенты показали более «честные» результаты, промежуточные между JDB и полной честностью.

Основной результат исследования состоит в том, что между уровнем внутренней честности и PRV действительно обнаружилась достоверная положительная корреляция (рис. 2). Чем выше в стране «индекс несоблюдения правил», тем выше был средний размер претензий (рис. 2, а), процент людей, заявивших о выпадении 3, 4 или 5 очков (рис. 2, b), доля «максимизаторов выигрыша», то есть тех, кто заявлял о выпадении 5 очков независимо от реального результата (рис. 2, с, правда, в данном случае корреляция статистически недостоверна), а также доля совершенно честных людей, которую рассчитывали как число заявленных шестерок, умноженное на шесть (рис. 2, d).

Рис. 2. Честность людей коррелирует с распространенностью несоблюдения правил в стране (индекс PRV, горизонтальная ось). Показаны четыре меры честности: а — средний уровень претензий, b — процент людей, заявивших о выпадении большого выигрыша (3, 4 или 5), c — процент «максимизаторов выигрыша», d — процент совершенно честных людей. Ромбами показаны страны с коллективистской культурой, кружками — с индивидуалистической, квадраты обозначают отсутствие данных. Цвет значков отражает качество политических институтов (по данным Integrated Network for Societal Conflict Research (INSCR), показатель «Constraint on the Executive», характеризующий возможность произвольного использования власти чиновниками). На графиках a и b горизонтальными линиями показаны уровни «полной честности» (Full honesty benchmark), «полной нечестности» (Full dishonesty benchmark) и «оправданной нечестности» (justified dishonesty benchmark, JDB)
Рис. 2. Честность людей коррелирует с распространенностью несоблюдения правил в стране (индекс PRV, горизонтальная ось). Показаны четыре меры честности: а — средний уровень претензий, b — процент людей, заявивших о выпадении большого выигрыша (3, 4 или 5), c — процент «максимизаторов выигрыша», d — процент совершенно честных людей. Ромбами показаны страны с коллективистской культурой, кружками — с индивидуалистической, квадраты обозначают отсутствие данных. Цвет значков отражает качество политических институтов (по данным Integrated Network for Societal Conflict Research (INSCR), показатель «Constraint on the Executive», характеризующий возможность произвольного использования власти чиновниками). На графиках a и b горизонтальными линиями показаны уровни «полной честности» (Full honesty benchmark), «полной нечестности» (Full dishonesty benchmark) и «оправданной нечестности» (justified dishonesty benchmark, JDB)

Как известно, найти корреляцию — еще не значит доказать причинно-следственную связь. В подобных кросс-культурных социально-психологических исследованиях данная проблема стоит особенно остро, потому что и общество, и человеческая психика — крайне сложные системы с множеством параметров и взаимодействий.

В целом авторы склоняются к версии, что величина PRV непосредственно влияет на честность. Иными словами, люди, выросшие в лживом обществе, под воздействием этого общества и принятых в нем норм поведения сами становятся внутренне менее честными. Данная интерпретация основана прежде всего на том, что у такой причинно-следственной связи имеются хорошие теоретические обоснования. Строго доказать это крайне трудно, но кое-какие аргументы авторам всё же удалось найти. В частности, они полагают, что найденную корреляцию трудно объяснить обратным влиянием честности на PRV (то есть тем, что низкий уровень честности людей является причиной высокого PRV), потому что индекс PRV они нарочно рассчитывали по данным за 2003 год. В то время испытуемые были еще слишком молоды, чтобы участвовать в политическом мошенничестве или другим способом влиять на PRV своей страны. Понятно, что это спорный аргумент, поскольку параметры, из которых складывается PRV, меняются со временем довольно медленно. И авторы сами это косвенно подтвердили, показав, что если использовать те неполные данные, по которым можно судить о несоблюдении правил в более давние времена (когда даже родители испытуемых еще не могли влиять на PRV), то корреляция с внутренней честностью испытуемых сохраняется.

Анализируя результаты анкетирования и другие дополнительные данные, авторы постарались учесть как можно больше факторов, которые в принципе могли бы влиять на внутреннюю честность, PRV и корреляцию между ними. Выяснилось, что такие параметры, как пол и возраст испытуемых, а также их религиозность, не влияют на внутреннюю честность. Не имеет значения и то, является ли испытуемый горожанином или сельким жителем.

Важно, что материальное положение испытуемого (студентов спрашивали, выше или ниже среднего по стране доход их семьи) тоже никак не связано с внутренней честностью. Возможные неточности при выравнивании размера выигрыша (степени материальной заинтересованности в обмане) вряд ли могли повлиять на результат, поскольку ранее было показано (и подтверждено в ходе дополнительных экспериментов авторами обсуждаемой статьи), что когда речь идет о небольших денежных суммах, их увеличение или уменьшение в 2–3 раза никак не влияет на честность поведения испытуемых.

С другой стороны, личное отношение людей к честности и соблюдению правил сильно коррелирует с выявленным в ходе тестирования уровнем честности. Опять же, где здесь причина, а где следствие, так просто не скажешь: скорее всего, влияние честности и осознанного отношения к ней взаимное и направлено в обе стороны. То, как студенты оценивают честность своих соотечественников, тоже коррелирует с их собственной честностью, но эта корреляция слаба.

Разумеется, PRV коррелирует не только с внутренней честностью людей, но и со многими экономическими, социологическими и культурными показателями. Например, PRV в среднем ниже в богатых странах, чем в бедных; в индивидуалистических культурах, чем в коллективистских. В ряде исследований было показано, что индивидуалисты предъявляют к самим себе более строгие моральные критерии, чем коллективисты; кроме того, в коллективистских обществах обычно выше уровень коррупции. В более «традиционных» обществах PRV выше, а внутренняя честность людей ниже, чем там, где к традициям относятся менее трепетно, и так далее. Расшифровать структуру и направленность причинно-следственных связей в этом клубке, конечно, очень трудно. Для этого необходимы дополнительные исследования. Например, интересно было бы оценить внутреннюю честность людей, выросших в одной культурной среде, а потом поехавших учиться или работать в страну с другим уровнем PRV (в обсуждаемой работе тестировались только студенты, учащиеся в стране своего рождения).

В целом, по мнению авторов, их результаты хорошо согласуются с идеей о том, что внутренняя честность — это культурно наследуемый признак, формирующийся под влиянием социальной среды и принятых в обществе норм поведения. Авторы предполагают, что имеет место культурная коэволюция и взаимовлияние моральных норм и общественных институтов. Кроме того, полученные результаты согласуются с гипотезой, согласно которой обман является «психологически затратным» поведением. Люди все-таки не врут почем зря, максимизируя свой материальный выигрыш, а пытаются найти себе оправдания и врут умеренно, то есть останавливаются на неком «равновесном» уровне, при котором стремление к материальной выгоде и голос совести уравновешивают друг друга. От социальной среды, в которой человек вырос и живет, зависит, где именно будет находиться этот равновесный уровень.

Источник: Simon Gachter & Jonathan F. Schulz. Intrinsic honesty and the prevalence of rule violations across societies // Nature. Published online 09 March 2016.

Александр Марков


Источники:

  1. elementy.ru



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"