Пользовательского поиска


28.02.2017

Люди склонны ожидать друг от друга великодушных поступков

В двух работах при помощи экономических игр изучалось альтруистическое поведение человека. Первая работа показывает, что большинство людей ожидают от окружающих проявлений щедрости и альтруизма и что совокупный «профиль ожиданий» хорошо предсказывает реальность. Вторая работа, в которой изучены мотивации альтруистических поступков, показала, что альтруистами руководит в том числе и чувство вины (или что-то вроде него). Его нейробиологическое обслуживание происходит в медиальной префронтальной коре. Именно в этой области мозга происходит формирование решений, связанных с моральными дилеммами.

Рис. 1. Люди, как правило, готовы по справедливости поделиться деньгами, если они не законченные эгоисты, а сумма не слишком велика. Эгоистов, по результатам обсуждаемых работ, около 10%, и, вероятно, встречу нищих старика и мальчика с одним из них иллюстрирует картина Василия Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы». Источник: tretyakovgallery.ru
Рис. 1. Люди, как правило, готовы по справедливости поделиться деньгами, если они не законченные эгоисты, а сумма не слишком велика. Эгоистов, по результатам обсуждаемых работ, около 10%, и, вероятно, встречу нищих старика и мальчика с одним из них иллюстрирует картина Василия Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы». Источник: tretyakovgallery.ru

В первой работе, опубликованной в журнале Scientific Reports, ученые использовали модельную экономическую игру «Диктатор» (см. Dictator game), чтобы понять, как люди строят свои ожидания от взаимодействия с другими людьми. В этой игре один из игроков, диктатор, получает определенную сумму и должен решить, сколько он отдаст из этой суммы второму игроку, пассивному получателю. Диктатор принимает решение о разделении суммы единолично. Он может решить отдать всю сумму, может оказаться жадиной и ничего не отдать, а может выбрать любой промежуточный вариант.

Ученые сопоставили реальную щедрость диктаторов с ожиданиями получателей. При этом оценивались ожидания разных участников: пассивных получателей, самих диктаторов относительно других диктаторов, нейтральных наблюдателей. Условия игры тоже различались: менялась сумма, которую выдавали диктаторам, получатели могли присутствовать рядом с диктатором, а могли быть анонимными (в этом случае участники игры друг друга не видели). Важно, что в данном исследовании игроки взаимодействовали друг с другом только по одному разу и поэтому не могли опираться на предыдущий опыт. Исследователи видели свою задачу в том, чтобы оценить степень «веры в людей»: ждут ли люди альтруистического или эгоистического поведения от других людей.

Как это ни удивительно, но получатели в игре сообщали о довольно оптимистичных надеждах. Более 35% участников предполагали, что диктатор поделится по справедливости и отдаст хотя бы половину суммы (любопытно, что изредка встречались предположения, что диктатор отдаст больше половины). Порядка четверти участников ожидали, что диктатор будет слегка эгоистом и отдаст только 40% от суммы. Пессимистами оказалось 10% участников — они считали, что диктатор вообще не поделится.

Со статистической точки зрения чутье получателей не подвело: их совокупные ожидания довольно точно совпали с реальной щедростью диктаторов (рис. 2). Видимые отклонения реальности от ожиданий были зарегистрированы при двух обстоятельствах: когда диктатор анонимен и когда ставка высока, то есть денег диктатору дают больше обычного, и, соответственно, увеличивается соблазн случайно разбогатеть (на рис. 2 это графики 3 и 4). При этих условиях люди обманываются в своих ожиданиях справедливого поведения.

Рис. 2. Ожидания получателей (красные линии) и реальные пожертвования диктаторов (синие линии). Диктаторам давали 10 евро, а они могли отдать получателям любую сумму, измеряемую целым числом от 0 до 10. Условия экспериментов различались: 1 — получатель делает предположение о «собственном» диктаторе, 2 — о диктаторе другого участника, 3 — исходная сумма увеличена (но делить ее можно было на доли, кратные 10%), 4 — получатель делает предположение об анонимном диктаторе. Горизонтальная ось — размер суммы, которую диктатор отдает получателю, вертикальная ось — доля соответствующих пожертвований/предположений. Фактически линии представляют собой функции распределения, показывающие вероятность того, что пожертвование окажется равным или меньше данной величины. Например, на графике 1 видно, что около 10% получателей не ожидали ничего получить и что около 10% диктаторов ничего не отдали, а, скажем, получить от 0 до 2 евро ожидали около 25% получателей. Графики из обсуждаемой статьи в Scientific Reports
Рис. 2. Ожидания получателей (красные линии) и реальные пожертвования диктаторов (синие линии). Диктаторам давали 10 евро, а они могли отдать получателям любую сумму, измеряемую целым числом от 0 до 10. Условия экспериментов различались: 1 — получатель делает предположение о «собственном» диктаторе, 2 — о диктаторе другого участника, 3 — исходная сумма увеличена (но делить ее можно было на доли, кратные 10%), 4 — получатель делает предположение об анонимном диктаторе. Горизонтальная ось — размер суммы, которую диктатор отдает получателю, вертикальная ось — доля соответствующих пожертвований/предположений. Фактически линии представляют собой функции распределения, показывающие вероятность того, что пожертвование окажется равным или меньше данной величины. Например, на графике 1 видно, что около 10% получателей не ожидали ничего получить и что около 10% диктаторов ничего не отдали, а, скажем, получить от 0 до 2 евро ожидали около 25% получателей. Графики из обсуждаемой статьи в Scientific Reports

Всё это означает, что многие люди склонны к кооперации и что в обществе имеются устойчивые механизмы поддержания альтруистического поведения. И один из них — ожидание именно такого поведения со стороны окружающих. Получается, что альтруизм — это общественная норма, несмотря на то, что каждому выгоднее быть эгоистом. Какие механизмы отвечают за поддержание этой нормы? Считается, что совершение альтруистического акта вызывает у человека приятные ощущения и людям нравится совершать добрые поступки. Является ли это единственной мотивацией для альтруистического поведения?

Нейробиологи из Нидерландов во главе с Аланом Сэнфи (см. Decision Neuroscience Laboratory) на ежегодной встрече Американской ассоциации содействия развитию науки (AAAS) сообщили о своем подходе к решению этого вопроса и о своих заключениях. Они предложили испытуемым сыграть еще в одну экономическую игру — «Доверие» (вариант игры «Диктатор»). В этой игре первый игрок получает определенную сумму, а доход второго игрока равен этой сумме, умноженной на некий коэффициент (например, если коэффициент равен 4 и первый получает 10 долларов, то второй получит 40 долларов). Обоим игрокам известна сумма, полученная партнером. Второй игрок может пожертвовать часть своей суммы первому, восстановив, по своему усмотрению, справедливость, а может ничего не отдавать. Предыдущие исследования показывают, что чаще всего второй игрок отдает половину или около того.

Ученые решили проверить, насколько здесь важно чувство вины. Они изменили правила игры «Доверие» и стали сообщать первому игроку неправильную сумму, получаемую вторым игроком (например, говорили, что второму досталось 40 долларов, хотя тот получил 60 долларов). При этом второй игрок знал, какая сумма его дохода объявлена первому. Сколько в такой ситуации будет отдавать второй игрок? Если им движет стремление к внутренней награде за хороший поступок, то он отдаст половину реальной суммы. Часть игроков так и делала. Но большинство отдавало половину объявленной суммы, а не реальной, не желая делиться суммой, которая досталась им тайно. Были и такие игроки, действия которых зависели от суммы: чем она была больше, тем больше был у них соблазн утаить скрытый доход. Результаты этой работы вполне согласуются с оценками ожиданий щедрости «диктатора». «Усредненные игроки» представляют, что от них ожидается, и ведут себя соответственно.

Ученые сняли томограммы мозга у полных альтруистов (тех, кто отдавал честную половину) и у тех, кто утаивал часть доходов. Внутри каждой из этих групп картины возбуждений в медиальной префронтальной коре — части мозга, отвечающей, в частности, за принятие решений, — были сходными. А вот между группами картины различались: ученые могли по картине возбуждения предсказать, к какой группе относится ее обладатель — к альтруистам или к эгоистам. «Элементы» уже рассказывали об одном исследовании на эту тему. В нем было показано, что данный отдел мозга связан с решением моральных дилемм и что люди с дефектами в этом отделе не могут отличать моральных поступков от аморальных, ориентируясь лишь на рассудочные оценки. Можно сказать, что у них отсутствует чувство вины. Так что люди с фенотипом эгоиста (а в случае экономических игр их точнее было бы назвать жадинами) имеют отличия именно в этом отделе мозга. Потому голландские нейробиологи считают, что мотивацией альтруистических поступков может быть не только внутренняя награда за «хорошие» дела, но и ощущения, которые сродни чувству вины.

Сопоставимость ожиданий с реальными наградами и, соответственно, принятые в обществе формы альтруистического поведения, говорят об адаптивной выгоде такого поведения для общества. С другой стороны, существование различных устойчивых картин возбуждения в префронтальной коре свидетельствуют о существенной доле наследственного фактора в формировании поведенческих типажей альтруистов и эгоистов. С третьей стороны, зависимость того или иного поведения от размера предлагаемой награды предполагает, что имеются еще и другие мотивации и факторы, влияющие на принятие решения. Нейробиологам есть над чем поработать, ведь каждый из нас постоянно, ежедневно сталкивается с необходимостью выбирать, с кем и как делиться. Хорошо бы представлять, какие при этом срабатывают внутренние мотивы.

Подготовлено по материалам:

1) Pablo Bran~as-Garza, Ismael Rodri'guez-Lara & Angel Sa'nchez. Humans expect generosity // Scientific Reports. 2017. DOI: 10.1038/srep42446.

2) Alan Sanfey. What Makes Us Decide to Trust or Cooperate with Others // доклад на ежегодной встрече AAAS, 18.02.2017.

3) Michael Price. Why are we altruistic? Guilt may play a role // Social Sciences. AAAS2017. DOI: 10.1126/science.aal0790 (популярный пересказ доклада Алана Сэнфи на ежегодной встрече AAAS).

Елена Наймарк


Источники:

  1. elementy.ru



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"