НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 3. Выработка условных реакций у человека

Распространение на человека результатов, полученных при изучении условных реакций у животных, должно производиться с большой осторожностью. Нет оснований считать, что высшая нервная деятельность человека отличается по существу от высшей нервной деятельности наиболее развитых животных; напротив, все подтверждает их преемственность. Однако у человека сложность психической деятельности бесконечно больше; высшие функции надстраиваются над простыми формами поведения и осуществляют контроль над ними. Вот почему так трудно получить у человека вполне устойчивые условные реакции: осознание различных элементов ситуации и отношений между ними, различное их истолкование субъектом; побуждения, которые им движут; установки, которые он принимает; решения и "стратегии", вполне осознанные или нет, являются факторами, нарушающими выработку условных реакций. Необходимо, кроме того, учитывать социальные отношения, непременно существующие между испытуемым и экспериментатором. По всем этим причинам эксперименты по выработке условных реакций у человека лишены той простоты - впрочем, весьма относительной, - которая присуща некоторым экспериментам над животными. Такие эксперименты иногда легче проводить с детьми в силу их меньшего интеллектуального развития.

А. Слюнная условная реакция

В павловской лаборатории Красногорский вырабатывал слюнную условную реакцию у детей; слюна собиралась в небольшой сосуд, помещенный во рту. Удовлетворительные результаты были получены у самых маленьких детей, у детей же старше 3-4 лет результаты становятся беспорядочными и недостоверными (см. Разран, 1933).

Разран пытался выработать слюнную условную реакцию у взрослых (студентов); с этой целью он вкладывал в рот своих испытуемых предварительно взвешенный ватный тампон; спустя определенный промежуток времени этот тампон снова взвешивался, таким образом можно было, контролируя безусловное слюноотделение, искусственно вызванное тампоном, измерить условное слюноотделение. С помощью этой методики Разран получил в высшей степени беспорядочные и неустойчивые результаты. Он обнаружил, в частности, что определяющую роль играет установка испытуемых. Такая установка может создаваться инструкцией: если сказать испытуемым, чтобы они связывали условный раздражитель с последующим предъявлением пищи, условная реакция будет легко вырабатываться; напротив, она может совершенно исчезнуть, если просить испытуемых избегать такого рода ассоциаций. Позднее Разран (1939 а) использовал методику выработки слюнной реакции, установив лучший контроль за установками испытуемых. Этот контроль состоял в том, что испытуемого неправильно информировали о цели эксперимента: его предупреждали, что изучают влияние визуального утомления на пищеварение; в таком случае испытуемый ел в течение 2-минутных периодов, во время которых многократно предъявлялся индифферентный раздражитель; в этих условиях не происходило никакого осознавания испытуемым целей эксперимента. Благодаря этому Разран получил вполне удовлетворительные результаты и снова обнаружил главные законы, сформулированные Павловым.

Б. Висцеральные условные реакции

У людей удалось выработать висцеральные условные реакции, аналогичные тем, о которых мы говорили в связи с экспериментами над животными.

Так, Курцину и Слупскому удалось провести наблюдения над мальчиком и девочкой в возрасте от 14 до 16 лет, у которых после случайного ожога была произведена эзофаготомия; в этих условиях можно было провести известный опыт с "мнимым кормлением", осуществленный прежде Павловым. В ходе этого опыта испытуемый поглощает пищу, которая не достигает желудка. Курцин и Слупский наблюдали, что звук звонка к обеду, сопровождаемый шумом сервировки стола, вызывал у юных пациентов обильное отделение желудочного сока (Быков, 1947, см. рис. 4). Речь идет здесь о "естественных" условных раздражителях, эффективность которых, таким образом, вполне очевидна. Точно так же 15-минутная мнимая еда вызывала значительное и продолжительное отделение желудочного сока, характеризующегося признаками, типичными для каждого сорта вводимой (но неперевариваемой) пищи.

Рис. 4. Условнорефлекторное отделение желудочного сока у человека (по К. М. Быкову, 1947, стр. 74). Стрелка - звонок к обеду, сервировка стола
Рис. 4. Условнорефлекторное отделение желудочного сока у человека (по К. М. Быкову, 1947, стр. 74). Стрелка - звонок к обеду, сервировка стола

Слоним и Понугаева обнаружили также у человека явления термического обусловливания, аналогичные тем, которые наблюдались у животных; они исследовали газообмен у кондукторов товарных поездов, курсировавших между Ленинградом и Любанью. Этот путь предполагает обычно значительные изменения температуры. Исследователи установили, что, хотя температура на этот раз была постоянной, газообмен был все-таки менее интенсивным на обратном пути (в Ленинград), чем на пути к Любани: это объясняется тем, что в первом случае сигналы, получаемые организмом, подготавливают его к согреванию, а не к охлаждению, как во втором случае. Контрольные эксперименты подтвердили такое объяснение (Быков, 1947).

Среди важных висцеральных или нейровегетативных условных рефлексов можно назвать вазомоторные реакции, частоту сердечных сокращений или дыхания и т. д. Эксперименты, проведенные в этой области, показали существование и значение подобных условно-рефлекторных явлений. Условия получения этих реакций таковы, что их нелегко использовать в целях исследования, как мы это показали на примере слюнной реакции. Однако советские исследователи в последнее время все чаще обращаются к вегетативным реакциям и регистрируют одну или несколько таких реакций параллельно с другими ответными реакциями (например, двигательными). Но при систематическом исследовании им предпочитают, как правило, реакции, которые, хотя и не являются легкими для объяснения, служат, однако, лучшими индикаторами. Обычно в экспериментах с людьми не пользуются слюнной реакцией; наиболее распространенными являются две методики: одна из них связана с мигательной, а другая - с кожногальванической реакцией.

В. Мигательная условная реакция

Использование ее предполагает принятие многочисленных предосторожностей, и нельзя сказать, чтобы оно обходилось без известных трудностей. Эту реакцию вызывает множество безусловных раздражителей, но в настоящее время почти всегда в качестве такого безусловного раздражителя используют струю воздуха на роговицу: так, понижая столбик ртути в трубке, можно, варьируя высоту падения ртути, устанавливать интенсивность безусловного раздражителя. Мигательную реакцию можно регистрировать с помощью различной методики: можно, например, использовать фотографию или измерять с помощью маленького потенциометра перемещение указательной стрелки, приклеенной к веку. В качестве условного раздражителя чаще всего используется изменение освещенности пластинки (скорее, например, чем зажигание лампочки, так как условная адаптация глаза к свету должна тщательно контролироваться).

Главная трудность состоит в идентификации условных ответов. Поскольку мигательная реакция обладает довольно слабой инерцией, легко отличить условную реакцию от безусловных, вызванных струей воздуха. При достаточном интервале (например, 500 мсек) между условным и безусловным раздражителями условная реакция должна фактически предшествовать безусловной; следовательно, учитывают только те реакции, которые происходят между условным раздражителем и безусловным. Однако некоторые из этих реакций могут быть не условными, они могут быть вызваны, например, спонтанным миганием, случайно приходящимся на этот интервал; чтобы устранить эту причину ошибок, некоторые авторы перед условным раздражителем дают сигнал "внимание", на который испытуемые по инструкции должны ответить произвольным миганием, таким образом уменьшается возможность мигания в те несколько секунд, которые следуют за сигналом. Зато возникает опасность, что этот последний сам превратится в новый условный раздражитель. Эту возможность можно, однако, уменьшить, варьируя в случайном порядке интервал, отделяющий этот сигнал от настоящего условного раздражителя.

Изучение реакций, которые происходят между предъявлением условного и безусловного раздражителей, показывают, что они делятся на две категории (Хилгард, 1931). Одни из них называются альфа-ответами и характеризуются быстрым смыканием века и коротким латентным периодом (меньше 100 мсек); они обычно появляются при первой же пробе, затем частота и амплитуда их уменьшаются (Это фактически безусловные реакции, вызванные раздражителем, который должен стать условным и который в данном случае не является вполне индифферентным. Если эксперимент проводится в темноте, есть опасность появления, кроме того, бета-ответов с несколько большим латентным периодом (от 120 до 240 мсек; Грант и Норрис, 1947)). Напротив, другие ответные реакции с большим латентным периодом не возникают при первой пробе и появляются только постепенно при сочетаниях условного раздражителя с безусловным. Только эти последние реакции и могут быть условными. Однако следует ввести еще одно новое ограничение: действительно, часть таких приобретенных ответных реакций может быть произвольной. В самом деле, установлено, что некоторые из них характеризуются быстрым и полным закрыванием глаз, которое продолжается даже после предъявления безусловного раздражителя, что позволяет предположить, что речь идет о произвольной реакции избегания раздражителя; эти реакции особенно часты у некоторых испытуемых, главным образом при достаточно сильных условных раздражителях. Другие реакции, напротив, появляются постепенно, они беспорядочны, и испытуемый, как правило, снова открывает глаза до начала действия безусловного раздражителя. Эти два вида реакций отличаются друг от друга своим латентным периодом: первые появляются спустя 200-300 мсек после условного раздражителя, а вторые - спустя более 300 мсек (Спенс и Росс, 1959); можно, по-видимому, считать это объективным критерием, позволяющим не привлекать к участию в эксперименте индивидов, реагирующих произвольно. Но хотя мигательная условная реакция очень часто используется для изучения условных реакций, она, как мы видим, представляет серьезные трудности.

Г. Кожногальваническая условная реакция

Столь же часто при изучении обусловливания используется кожногальваническая (или психогальваническая) реакция. Она может служить в качестве индикатора уровня активации или аффективного напряжения (Блок, 1952). Однако нет особой необходимости определять ее значение, прежде чем пытаться сделать ее условной; обычно это происходит без затруднений. Чаще всего в качестве безусловного раздражителя используется удар электрического тока, достаточно сильный, чтобы испытуемый почувствовал его как не приятный (но еще не болезненный). Условным раздражителем может быть звук, свет или любой другой внешний агент; однако важно контролировать безусловный эффект, который он способен вызвать; чаще всего достаточно многократно предъявить один этот раздражитель, чтобы он стал вполне индифферентным: его безусловный эффект исчезает в результате привычки. Поэтому его снова предъявляют, сопровождая электрическим током, и в этом случае условная реакция вырабатывается, как правило, после нескольких таких сочетаний. Однако наблюдаются довольно большие индивидуальные различия; последние, по-видимому, связаны с особенностями темперамента испытуемых. Так, у беспокойных испытуемых условные реакции вырабатываются быстро, у других более медленно или совсем не вырабатываются при данной интенсивности безусловного раздражителя. Случается также, что у некоторых испытуемых происходит ослабление (Это относится фактически к безусловной реакции, вызванной электрической стимуляцией (безусловный раздражитель). Если безусловная реакция при адаптации постепенно ослабевает (см. Б. Кардю, 1954), то вполне естественно, что то же самое происходит и с условной реакцией) реакции и уже выработанная условная реакция спонтанно слабеет и исчезает, несмотря на наличие подкрепления. Следовательно, последнее должно быть достаточно сильным, чтобы условная реакция возникла и сохранилась; с другой стороны, оно должно быть как можно более слабым по вполне понятным деонтологическим причинам. Поскольку существуют значительные индивидуальные различия, необходимо найти в каждом конкретном случае компромиссное решение, а это иногда довольно трудно.

Кожногальваническая условная реакция, несмотря на свой сугубо непроизвольный характер, отнюдь не свободна от высшего контроля. Инструкции, которые получает испытуемый, или установки, которые у него создаются, могут в значительной мере изменять результаты. Если сказать испытуемому: "Теперь не будет больше электрического тока" (и если испытуемый поверит экспериментатору, то есть если его предшествующий опыт получал в этом смысле положительное подкрепление), то условная реакция может значительно уменьшиться. Следует также отметить, что большую роль играют и такие вторичные признаки, как наличие электрода, через который пропускается ток: если последний откреплен, то условная реакция также может уменьшаться или вовсе исчезнуть.

Можно было бы привести и другие примеры классического обусловливания у человека; все они приводят к одному и тому же выводу: условные реакции вырабатываются по тем же самым основным законам, по каким они вырабатываются у животных. Необходимо только строго и тщательно контролировать и анализировать все сложные условия ситуации.

Д. Инструментальные условные реакции у человека

Психологическая сложность деятельности возрастает еще больше, когда переходят к инструментальному обусловливанию. Последнее в такой степени направлено на достижение цели, что его можно даже у животных охарактеризовать как "произвольное" поведение (Конорский). Тем более это относится к человеку, когда он оказывается в инструментальной ситуации: мы имеем в данном случае дело с произвольной деятельностью. "Ящик Скиннера" - это не что иное, как упрощенные "проблемные ящики" Торндайка, а вся такого рода ситуация предстает перед испытуемым - человеком именно как задача, которую нужно решить, и он это делает непременно сознательно и произвольно, основываясь на всем своем прошлом опыте. Таким образом, мы склонны считать обусловливанием только те случаи, когда испытуемый не осознает связи между условным раздражителем, условной реакцией и подкреплением. Поэтому в данном случае иногда может оказаться эффективным использование испытуемых, умственное (особенно вербальное) развитие которых недостаточно.

Так, Иванов-Смоленский (1927) проводил с детьми следующий эксперимент: перед испытуемым, находящимся в изолированной комнате, помещался конец наклонной трубки, закрытой стеклянной крышкой. Экспериментатор наблюдал за испытуемым из соседней комнаты; предъявлялся какой-нибудь индифферентный раздражитель (звонок, свет и т. д.), затем в трубке появлялись лакомства; ребенок мог, нажимая на резиновую грушу, открыть крышку и взять лакомства; после нескольких таких сочетаний ребенок научался нажимать на грушу, как только подавался сигнал. С помощью этой методики Иванов-Смоленский и его сотрудники вырабатывали реакции, подчинявшиеся основным законом обусловливания, и проводили исследования на нормальных и умственно отсталых детях. Следует отметить, что, хотя Иванов-Смоленский использовал методику, которую можно определить как инструментальную, он никогда не пользовался этим понятием и не проводил различия между этими двумя типами обусловливания, которые ныне являются общепризнанными (Иванов-Смоленский ввел другое разграничение - между "безусловно-условными" и "условно-условными" рефлексами в зависимости от исходного абсолютного раздражителя. Это различение не представляет большого теоретического интереса, и мы еще вернемся к нему в дальнейшем).

Традиционная методика, использованная в "рефлексологических" (Отметим мимоходом, что неправильно употреблять слово "рефлексология" применительно к работе Павлова и его школы) исследованиях Бехтерева (1928), также может рассматриваться в этом плане: она состоит в том, что сигнал предшествует легкому удару электрическим током по пальцу; в таком случае возникает реакция избегания, которая выражается в отдергивании пальца. Но в этом случае очень трудно определить, имеем ли мы дело с обусловливанием stricto sensu (В строгом смысле (лат.)) или с произвольным поведением. Кроме того, если испытуемый предполагает, что экспериментатор хочет подвергнуть его какому-то испытанию, он может нарочно упорно и, как он считает, храбро держать палец на электроде. Павлов резко критиковал эту методику.

Е. Методика "вербального подкрепления"

Иванов-Смоленский (1936, 1951, 1955; см. также Поворинский, 1956) пытался также разработать более совершенную методику. Его идея заключалась в том, чтобы установить условную схему простой двигательной реакции, состоящей в том, чтобы сжимать в руке резиновый баллон. Экспериментатор пользуется не безусловной, а ранее выработанной условной реакцией: когда испытуемому, который держит в руке резиновую грушу, дают приказ "нажимай", этот вербальный стимул вызывает реакцию сжимания резиновой груши. Можно систематически предварять этот порядок (в данном случае абсолютный раздражитель) индифферентным раздражителем, например светом. Согласно Иванову-Смоленскому, в таком случае свет обычно становится условным раздражителем и вызывает движение сжимания резиновой груши. В действительности, как подсказывает простое размышление и подтверждает опыт (см. Ле Ни, 1960), у взрослых испытуемых в данном случае все зависит от того, как испытуемый интерпретирует ситуацию. Однако в опытах с маленькими детьми эта методика может дать интересные результаты; она позволяет изучить в генетическом плане связь между произвольной деятельностью и речевым развитием (Лурия, 1958).

Эта методика, в том виде, как мы ее изложили выше, основана на модели классического обусловливания; однако иногда авторы, применяющие ее, прибегают, сверх того, к инструментальному подкреплению, произнося слово "хорошо" после реакций, которые они хотят выработать.

Хотя, как мы видели, простые методы двигательного инструментального обусловливания трудно применить в лаборатории и они часто вызывают различные сомнения, не следует оспаривать важности самого этого процесса. Неудачи же, по-видимому, объясняются в основном попытками интерпретировать с помощью слишком элементарных психологических или физиологических схем действия человека, которые кажутся простыми лишь на первый взгляд. Тот факт, что такое поведение легко описать, еще не означает, что его столь же легко объяснить психологически. Иногда более плодотворным оказывается объяснять условным характером одну сторону или один аспект сложной деятельности, временно пренебрегая другими сторонами или аспектами, которые предполагают более сложные процессы. В повседневной психологической жизни множество видов двигательной деятельности или сторон такой деятельности приобретается путем условного подкрепления.

Ж. Вербальное обусловливание

В вербальной области также можно обнаружить роль аналогичных процессов обусловливания. Здесь мы ограничимся лишь двумя примерами (см. также главу XXVI).

Чтобы защитить теорию, соперничающую с теорией обусловливания - по крайней мере в том ее виде, как она интерпретировалась бихевиористами тенденции S - R, - а именно теорию ожидания, Хэмфрис (1939 б) осуществил следующий эксперимент: перед сидящими студентами находилось табло с двумя лампочками, после подготовительного сигнала зажигалась левая лампочка: это был нейтральный стимул; иногда 5 сек спустя зажигалась также и правая лампочка: это был абсолютный стимул. Задача испытуемых состояла в том, чтобы угадать, последует ли за зажиганием левой лампочки зажигание правой или нет: эти предсказания представляли собой "условный ответ". Идея заключалась в том, что зажигание правой лампочки вызывает определенный ответ (который мог быть выражен, например, вербально словом "да"); если этому зажиганию правой лампочки постоянно предшествует зажигание левой, последнее становится сигналом, условным стимулом ответа "да", в том смысле, что после зажигания левой лампочки испытуемый в состоянии ответить "да", то есть антиципировать, предвидеть зажигание правой.

Если сосчитать число ответов "да", последовавших за сигналом (то есть число положительных предсказаний), то окажется, что оно вначале равно примерно 50% и после определенного числа проб (24 у Хэмфриса) в конце концов достигает 100%. Помимо этих испытуемых, у которых выработана такая условная реакция, Хэмфрис использовал в других целях, о которых мы будем говорить ниже, вторую группу испытуемых, у которых зажигание левой лампочки только в 50% случаев сопровождалось зажиганием правой. Эта ситуация несколько сложнее предыдущей, хотя не отличается от нее по существу; речь все еще идет, как пишет Хэмфрис, о "ситуации, аналогичной обусловливанию". Эксперименты, проведенные по такой методике, показывают, что они подчиняются тем же самым основным законам.

Другая ситуация, которую также можно рассматривать как "аналогичную обусловливанию",- это заучивание наизусть пар ассоциированных элементов. Допустим, мы предъявляем испытуемым, например визуально, слово "стол", которому регулярно предшествует слово "карандаш". Восприятие слова "стол" будет вызывать у испытуемых ответ - идентификацию, который может сопровождаться эксплицитным ответом - произнесением испытуемым слова "стол". После нескольких таких сочетаний при виде слова "карандаш" испытуемые будут способны отвечать словом "стол" раньше, чем это последнее будет им предъявлено. По этой схеме были проведены эксперименты по методу антиципации, но вместо одной пары слов использовалось несколько пар; второй элемент пары служил абсолютным стимулом, который вызывает абсолютный ( То есть в данном случае ранее заученный) вербальный ответ; первый элемент является нейтральным стимулом, который скоро становится условным и вызывает посредством антиципации вербальный ответ. Изучение таким методом мнемических механизмов показало, что в данном случае вполне применима условная схема (см. главу XIV).

Недавно для обусловливания вербального поведения была применена методика, возникшая под влиянием методов Скиннера (1957); она состоит в подкреплении некоторых аспектов вербального поведения вознаграждением социального характера. Так, Коэн, Калиш, Терстон и Коэн (1954) предъявляли испытуемым последовательно 80 карточек, на каждой из которых был написан широко употребительный глагол в прошедшем времени (Следует напомнить, что в английском языке глаголы в прошедшем времени не имеют никаких окончаний, указывающих на лицо); под каждым из этих слов находилось 6 местоимений: Я, Мы, Он, Они, Она и Вы, - расположенных каждый раз в новом случайном порядке. Испытуемых просили составить фразы, содержащие предъявленный глагол и начинающиеся с какого-нибудь из данных местоимений. Испытуемым экспериментальной группы экспериментатор говорил "хорошо" (В других экспериментах экспериментатор чаще всего произносил нечленораздельный звук "хм") нейтральным и всегда одинаковым тоном на всякую фразу, начинавшуюся с "Я" или "Мы"; испытуемым контрольной группы он никогда ничего не говорил. Оказалось, что в контрольной группе частота фраз, начинавшихся с "Я" или "Мы", оставалась на протяжении всего эксперимента постоянной, тогда как в экспериментальной группе частота таких фраз весьма заметно возрастала. Вопросы, заданные испытуемым после эксперимента, не обнаруживают никакого осознавания связи, существующей между формой фраз и подкреплением; однако авторы, повторившие такого рода эксперименты, не были единодушны в этом вопросе, и роль осознания по-прежнему остается важным вопросом, ждущим своего решения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru