Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Асимметрия и единство

Асимметрия и единство
Асимметрия и единство

Фантазия и разум,

Бытие и стремление,

Две половины тела,

Правое и левое.

И. Гете

Асимметрия является закономерностью природы и может рассматриваться как отражение диалектического закона единства и борьбы противоположностей. Проблема асимметрии имеет астрофизический и биологический аспекты и касается как неживой, так и живой природы, проявляясь на молекулярном, клеточном и органном уровнях. Асимметричны элементарные частицы, молекулы, кристаллы и клетки, растения и животные, пространство и время. "Я полагаю, - говорил Луи Пастер, - что жизнь в том виде, как мы ее знаем, должна быть функцией диссимметрии мира или следствий, из нее вытекающих".

Пастер отметил закономерность: доля и упорядоченность асимметрии возрастают по мере усложнения струнтурной и функциональной организации материи, В дальнейшем эту закономерность подтвердили многие ученые, работающие в разных областях науки. Из нее, в частности, следует, что в мире живого асимметрии должны быть особенно значительны и важны в функциональном отношении у человека, причем особое значение у него приобрели функциональные асимметрии в деятельности больших полушарий головного мозга. В начале нашего века И. П. Павлов отмечал: "Один из очередных вопросов теперь порождающейся строго объективной физиологии больших полушарий есть вопрос относительно парности больших полушарий".

Проблема функциональной асимметрии больших полушарий головного мозга представляет немалый интерес, и в последние годы неврологи усиленно ее разрабатывают.

Давно уже известно, что в левом полушарии мозга располагаются так называемые речевые зоны - территории коры, входящие в состав обеспечивающей речь функциональной системы. Их поражение ведет к расстройству речи, а также непосредственно связанных с нею чтения и письма. Учитывая такое функциональное преимущество левого полушария, его назвали доминантным, то есть преобладающим, правое же полушарие - субдоминантным. Однако в настоящее время мнение о доминантности одного полушария сменяется представлением о функциональной специализации каждого из них.

Эта точка зрения возникла в связи с изучением на животных методов выключения функции одного из полушарий (Р. Орнстейн), а также операции, получившей название "расщепление" мозга, при которой нарушаются межполушарные связи (Дж. Боген, Ф. Вогель). Выяснилось, что полушария функционируют независимо одно от другого. Важны для разработки вопроса о межполушарной асимметрии и данные, полученные при тщательном клиническом анализе больных с поражением одного из больших полушарий (С. В. Бабенкова, Т. А. Доброхотова, Н. Н. Брагина, Р. Сперри, М. Газзанига).

В последнее десятилетие разработаны способы изучения функциональной специализации больших полушарий и у здоровых людей - это так называемые дихотические тесты, в основе которых лежит знание особенностей строения анализаторных систем, то есть связей отдельных органов чувств с соответствующими проекционными зонами коры. Все эти клинические и экспериментальные методы дополняют друг друга, позволяя сделать вывод о функции каждого из больших полушарий мозга как у животных, так и у человека.

Признаков функциональной асимметрии мозга у животных обнаружить пока не удалось. У человека же они выражены явно, и в настоящее время сделано довольно много для их уточнения.

Если нарушены функции правого полушария и в итоге функционирует только левое, у человека сохранены речь, способность к чтению и письму, а следовательно, к абстрактному мышлению, логическим построениям на основе "внутренней" речи, решениям математических задач и т. п. Выключение функции правого полушария ведет даже к некоторой речевой расторможенности. Человек становится многословен, старается захватить инициативу в разговоре, нередко пренебрегая при этом правилами такта. Вместе с тем речь такого больного теряет интонационную выразительность, лишена эмоционального накала, мелодичности. Причем он прекрасно схватывает и улавливает содержание речи собеседника, однако трудно воспринимает интонационные особенности его голоса, не может понять, с каким выражением сказана та или иная фраза. А ведь известно, что порой бывает важнее не что, а как говорится. Больному с выключенным правым полушарием недоступны образность, чувственная окраска речи, в значительной степени отличающие устную речь от письменных инструкций.

При отсутствии формальных нарушений слуха у больного с отключенным правым полушарием нарушается узнавание неречевых звуков - шума ветра, рокота прибоя, скрипа колес, пения птицы. Они воспринимаются сами по себе, но ни с чем не ассоциируются, не распознаются. Становится трудно узнать по голосу хорошо знакомого человека, а подчас и отличить женский голос от мужского. Одно из наиболее ярких проявлений этой формы патологии - расстройство музыкального слуха, музыкальной памяти. Если человек раньше пел, играл на музыкальном инструменте, то, заболев, теряет способность к узнаванию и тем более к воспроизведению известных ранее музыкальных мелодий.

Мышление у человека с отключенным правым полушарием оказывается как бы формализованным; он склонен все классифицировать, "разложить по полочкам". Явно пониженную эмоциональность стремится подменить логикой. Нарушения в эмоциональной сфере при этом могут проявляться непониманием юмора, шутки, прямолинейной оценкой.

Значительные трудности такой больной испытывает и при выполнении заданий, связанных с ориентировкой в предметах, имеющих разный зрительный образ. Ему трудно дифференцировать предметы по цвету, а особенно по нескольким признакам (цвет, форма, размер и т. п.). Определенные сложности могут возникнуть и при оценке художественного произведения, например, картины. Если понятен общий смысл картины - логика ее сюжета, то вне поля зрения оказываются подчас художественные средства, особенности манеры письма.

Аналогичные отклонения имеют место и в памяти. Сохраняется словесно-логическая память, удерживающая формальные, логические, теоретические сведения, словесные ряды, но бывает трудно запомнить лицо человека, воспроизвести на бумаге форму недавно виденной неправильной геометрической фигуры. Больные нередко теряют способность разбираться в географической карте, в плане знакомого города. Сложна для них и ориентировка на местности, и поэтому они могут заблудиться в районе своего дома; в больнице -им трудно разыскать свою палату. Им легче запомнить фамилию, номер телефона, адрес, чем уз?дать человека по его внешнему виду или сориентироваться на местности. Трудно бывает по косвенным признакам решить, кому принадлежит данный предмет, для чего служит конкретное помещение, какое сейчас время года и т. п. Отмечено, что отключение правого полушария сказывается и на настроении: больной не склонен к депрессии, скорее наоборот - ему свойственно благодушие, переоценка своих возможностей.

Таким образом, при отключении правого полушария у человека страдают те виды психической деятельности, которые лежат в основе образно-эмоциональной, чувственной сферы. В то же время обычно сохраняются абстрактно-теоретическое мышление и все предпосылки к нему. Все это сопровождается преобладанием положительного эмоционального фона, иногда переходящего в неоправданный оптимизм.

Если у человека поражено левое полушарие и работает только правое, то на первый план выступают речевые нарушения. При этом массивное поражение левого полушария ведет к расстройству деятельности речевых зон и человек лишается возможности как понимать обращенную к нему речь, так и говорить. Если же поражение этих зон выражено умеренно, то наблюдается ограничение речевых возможностей - кроме фонематических и вербальных трудностей (ошибок в произнесении отдельных звуков и слов), отмечается бедность используемого словарного фонда, отсутствие в речи прежде всего слов, обозначающих отвлеченные понятия, трудность воспроизведения названий предметов, особенно если они нечасто встречаются в обиходе. В то же время больной узнает эти предметы, помнит, как ими пользоваться, и забытые названия пытается компенсировать, заменить словами, означающими действие с этими предметами, или же жестами, имитирующими их применение. Больной не всегда замечает и плохо понимает обращенную к нему речь, так как ему трудно дифференцировать звуки речи, близкие по звучанию слова. Возникают и семантические трудности, грамматические тонкости становятся недоступными, и такой, к примеру, вопрос: "Если Петя едет вслед за Ваней, то кто же из них едет впереди?" - оказывается неразрешимым.

Если человек с пораженным левым полушарием теряет способность понимать речь окружающих, то обычно он может активно воспринимать неречевые звуки и хорошо в них разбираться. Более того, больной бывает хорошо ориентирован в мире музыки, нередко легко запоминает и воспринимает мелодии. Да и собственная его речь сохраняет эмоциональную выразительность, интонационную насыщенность. Речь окружающих тоже подчас оценивается не столько по ее содержанию, сколько по интонациям, вложенному чувству. Больной легко дифференцирует голоса. Не испытывает он и затруднений в дифференцировке предметов по их форме, цвету, в понимании рисунков, улавливает имеющиеся в них дефекты. Сортирует предметы чаще не по назначению, а по внешнему сходству.

При специальных обследованиях больных с пораженным левым полушарием обнаруживается выраженное снижение главным образом словесно-логической памяти. В то же время сохранной остается способность ориентироваться в конкретной обстановке. Больному трудно воспроизвести адрес своего дома или места работы, но он хорошо помнит, как туда дойти или доехать.

Эмоциональное состояние больных с поражением левого полушария часто также страдает, при этом преобладающими обычно оказываются эмоции с отрицательным знаком: пониженное настроение, склонность к депрессивным состояниям, чувство угнетенности, обреченности, безысходности, неуверенность в возможности выздоровления.

Особенности психической деятельности у человека с полностью или частично отключенным одним из больших полушарий мозга активно изучаются, в частности в Институте эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова АН СССР. Сотрудники этого института Н. Н. Трауготт, В. Л. Деглин, Л. Я. Балонов и др. применили в клинике с лечебной целью разработанный английским психиатром С. Кэнникоттом метод временного подавления функции одного из полушарий. Таким образом они получили возможность попеременно изучать психические и поведенческие особенности больного при отключении у него правой или левой половины большого мозга. Суммировав и обобщив собственные наблюдения, они представили себе особенности психической деятельности "правополушарного" или "левополушарного" человека и пришли к выводу, что в норме каждое полушарие представляет законченную целостную систему - аппарат, который обслуживает определенный вид мышления. Соответственно полушария должны обладать и способностью обеспечивать исходные для определенного вида мышления функции: словесно-логическую или чувственно-образную память, эмоциональную тональность и пр.

Изучение функциональной асимметрии больших полушарий позволило установить, что у здорового человека оба полушария функционируют совместно, но каждое из них выполняет работу, характеризующуюся определенной специфичностью. При этом они как бы дополняют друг друга, "поют в два голоса", обеспечивая таким образом обычное единство функции. Даже такое, казалось бы, чисто "левополушарное дело", как речь,- мы уже имели возможность в том убедиться - не является только его монополией, ибо правое полушарие к словам добавляет существенное - интонацию в собственной речи и способность к пониманию интонации в речи окружающих. Интонация, голос - индивидуальные характеристики речи и в условиях устного речевого общения могут, как говорилось, нести немалую смысловую нагрузку.

"Правополушарный" человек воспринимает мир во всем его конкретном богатстве и многообразии. Но поскольку он не склонен к теоретическому мышлению, к абстрагированию, то ему трудно проанализировать собственные впечатления, установить между ними логическую связь. Тот же человек в "левополушарном" состоянии сохраняет способность к анализу и обобщениям, к логическим операциям, по ввиду бедности образного восприятия для этих операций у него подчас недостает исходного фактического материала, который нуждался бы в обработке и обобщении.

Когда у человека функционирует одно полушарие, то отмечается акцентированность функций этого работающего полушария, тогда как в норме каждое из полушарий притормаживает активность другого и в итоге их функции бывают сбалансированными. Предполагается, что эта сбалансированность не стабильна и при выполнении разных видов работы преобладает функция то одного, то другого полушария. Так, левое полушарие в жизни оказывается доминирующим при решении математических задач, правое - при управлении автомашиной. Таким образом, в обычных условиях, в норме сложный двуединый характер межполушарных взаимоотношений позволяет "оптимизировать" психическую деятельность и поведенческие реакции в зависимости от ситуации и сопряженных с ней мотиваций в каждый конкретный отрезок времени.

Наличие функциональной асимметрии у абсолютно симметричных, с точки зрения геометрии, больших полушарий как бы расширяет диапазон возможностей психической деятельности человека. Функциональную асимметрию, следовательно, можно рассматривать как находку природы, позволившую обеспечить функциональное совершенствование мозга без дальнейшего увеличения его объема и площади коры. Это еще одна ступень на эволюционной лестнице человеческого мозга, ставшего в процессе развития в функциональном отношении асимметричным, в то время как мозг животных убедительной функциональной асимметрии не имеет.

По мнению Дж. Богена (1969), эволюция головного мозга в процессе антропогенеза проходила в направлении от симметричности всех его структур и обеспечиваемых этими структурами функций. Наличие полностью дублирующих друг друга больших полушарий обеспечивало большую индивидуальную устойчивость по отношению к повреждающим агентам среды, но тормозило развитие функциональных возможностей головного мозга в целом. Социально обусловленное появление речи, за которое стало ответственно в основном левое полушарие, привело к асимметрии функции больших полушарий мозга. Это обусловило и повышение уязвимости мозга, что означало определенный биологический проигрыш для индивидуума. Однако расширение его функциональных возможностей было на пользу виду в целом, так как способствовало усложнению и дальнейшей специализации нейрофизиологических механизмов головного мозга.

Н. Н. Трауготт и ее сотрудники обращают внимание на то, что качественно новую, собственно человеческую надбавку в психическую деятельность человека вносит его левое полушарие, ибо именно оно обеспечивает речь, а в связи с этим и сугубо человеческую способность к абстрактному мышлению.

Такие качественные изменения в характере психических функций, выполняемых левым полушарием, принято объяснять большей активностью правой руки в процессе трудовой деятельности, а этой рукой, как известно, управляет левое полушарие, в котором параллельно также развились новые функции. В дальнейшем эти функции, и прежде всего совершенствующаяся речь, стимулировали нарастание функциональной асимметрии больших полушарий.

Возникновение у левого полушария новых, сугубо человеческих обязанностей "мешало" развитию в нем доставшихся по наследству от дальних предков "дочеловеческих" функций, прежде всего образного восприятия и мышления, и они проходили процесс "дозревания" в незанятом речевыми обязанностями правом полушарии мозга, совершенствовались и стали по уровню своего развития намного выше аналогичных психических возможностей животных. И если человек говорит, пишет, читает благодаря левому полушарию, то способностью наслаждаться трелью соловья и красками утренней зари, слушать и понимать И. Баха и П. И. Чайковского, восхищаться искусством Рафаэля и О. Родена, Ф. И. Шаляпипа и Е. В. Образцовой мы обязаны в основном правой гемисфере. А если так, то надо ли считать одно из полушарий доминантным? В нашей жизнедеятельности по-своему важна функция каждого из них. И именно сочетанная их деятельность определяет все многообразие возможностей человеческого интеллекта.

У здорового человека мозг представляет собой в функциональном отношении единое целое, так как деятельность различных его отделов, и в частности больших полушарий, скоординирована и обобщена принципом взаимозависимости. Однако определенная специфика функций больших полушарий позволяет сделать некоторые практические выводы.

Один из них, высказанный Д. Орнстейном, сводится к тому, что тип личности человека - "художественный" или "мыслительный" (по Павлову) - зависит от того, функция какого полушария - правого пли левого - "перевешивает" в интегрированной работе головного мозга.

Как показали психологические тесты, в обследованной группе среди художников преобладали люди с более активным правым полушарием, а среди "мыслителей" (группа юристов) - левым. Осталось неясным: что это - результат стихийного профотбора или следствие профессиональной деятельности?

Для гармоничного развития личности необходимо развитие функций как левого, так и правого полушарий. Поэтому у детей нужно формировать не только абстрактное, но и образное мышление, необходимо заботиться о воспитании у них качеств, свойственных не только "физикам", но и "лирикам", и, таким образом, синхронизировать деятельность сферы мышления и чувств, обеспечить синтез рационального и эмоционального начал.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"