НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Операциональная концепция интеллекта

Период 1925-1929 гг. имеет важное значение в формировании психологической концепции Ж. Пиаже. В это время Ж. Пиаже переходит от анализа словесного мышления к непосредственному исследованию деятельной стороны процесса мышления (Потребовалось некоторое время, писал позднее Пиаже, чтобы понять, что корни логических операций лежат глубже лингвистических связей и что мое раннее исследование мышления было слишком сильно сосредоточено на лингвистическом аспекте (См. J. Piaget. Comments on Vygotsky's critical remarks)). Материалы исследований 1925-1929 гг. были опубликованы Ж. Пиаже в книгах: "Возникновение интеллекта у ребенка" (1936), "Конструкция реальности у ребенка" (1937), "Формирование символа у ребенка" (1945), а также в ряде статей. Центр исследований в период 1925-1929 гг. был сосредоточен вокруг анализа строения интеллекта в начальный, досимволический сенсомоторный период его развития и в следующий за ним период символического мышления.

В 1929 г. Пиаже начал новый цикл исследований (он закончился приблизительно в 1939 г.). В ходе этих исследований Пиаже, во-первых, продолжая основную линию работ 1925-1929 гг., дополнил анализ интеллекта детей раннего возраста исследованием интеллектуального развития в среднем возрасте (прежде всего на материале анализа генезиса числа и понятия количества), во-вторых, сформулировал основные идеи своей психологической теории мышления (операциональной концепции интеллекта), и, в-третьих, построил свою логическую концепцию. Результаты этих исследований опубликованы Пиаже в книгах "Генезис числа у ребенка" (совместно с А. Шеминской, 1941), "Развитие количества у ребенка" (совместно с Б. Инельдер, 1941), "Психология интеллекта" (1946), "Логика и психология" (1953). Специальному изложению логической теории Ж. Пиаже посвящены работы "Классы, отношения и числа" (1942), "Логический трактат" (1949) и др. Работы Ж. Пиаже, выполненные в 1929-1939 гг., в наиболее четкой форме выражают суть его психологической и логической концепции.

Согласно операциональной концепции интеллекта, развитие и функционирование психических явлений представляет собой, с одной стороны, ассимиляцию, или усвоение данного материала существующими схемами поведения, а с другой - аккомодацию этих схем к определенной ситуации. Адаптацию организма к среде Пиаже рассматривает как уравновешивание субъекта и объекта. Понятиям ассимиляции и аккомодации принадлежит основная роль в предлагаемом Пиаже объяснении генезиса психических функций. По существу этот генезис выступает как последовательная смена различных стадий уравновешивания ассимиляции и аккомодации (См. J. Piaget. La psychologic de l'intelligence. Paris, 1952, p. 13-15).

Пиаже подчеркивает большие трудности разработки теории развития психических функций. Основная из них - чрезвычайная сложность отделения внутренних факторов развития4 (созревания) от его внешних факторов (действия среды). Классическая психология, замечает Пиаже, оперировала тремя основными факторами развития - наследственностью, физической средой и социальной средой, но она не смогла ни выделить их в "чистом" виде, ни установить характер взаимоотношений между ними.

Рассмотрение же фундаментальной зависимости внешних и внутренних факторов развития, продолжает далее Пиаже, приводит к выводу, что всякое поведение является ассимиляцией данного заранее созданными схемами и одновременно аккомодацией этих схем к настоящей ситуации. Из этого вытекает, что "теория развития необходимо должна обратиться к понятию равновесия, ибо всякое поведение по существу выражает равновесие между внутренними и внешними факторами или, что более обще, между ассимиляцией и аккомодацией" (J. Piaget. Le role de la notion d'equilibre dans l'explication en psychologie. - "Actes du quinzienie congres Internationale de psychologic. Bruxelles, 1957". Amsterdam, 1959, p. 53).

Фактор равновесия Пиаже предлагает рассматривать как четвертый основной фактор развития. Он не присоединяется к трем предшествующим факторам просто аддитивно, ибо ни один из них не может быть, строго говоря, отделен от других. Вместе с тем равновесие как четвертый фактор обладает важным преимуществом по сравнению с другими: по мнению Пиаже, равновесие является более общим фактором и может анализироваться относительно самостоятельно (Там же, стр. 53-54).

Пиаже особо подчеркивает, что равновесие может пониматься двояко - как результат и как процесс уравновешивания. Причем равновесие как процесс жестко связывается Пиаже с принципом деятельности. Любые внешние для организма изменения могут компенсироваться только посредством деятельности. В силу этого максимальному значению равновесия соответствует не состояние покоя, а максимальное значение деятельности, которое компенсирует как актуальные, так и виртуальные изменения (Там же, стр. 53).

Понятие равновесия, как считает Пиаже, должно быть использовано в качестве объясняющего принципа всех психических функций организма. Интеллект, или мышление, является одной из таких функций, наиболее развитой и совершенной (в смысле возможности овладения внешним миром), к тому же обладающей такими формами равновесия, к которым тяготеют все остальные психические структуры.

Ставя вопрос о генезисе интеллекта и его взаимоотношении с другими психическими функциями, Пиаже отчетливо формулирует подготовленный его ранними исследованиями принцип производности интериоризованных мыслительных структур от внешних предметных действий.

С точки зрения Пиаже, бессмысленно говорить о "начальной точке" психического развития, в которой впервые появляется интеллект. Зато имеет смысл говорить о различных интеллектуальных структурах, сменяющих одна другую в процессе развития, можно сравнивать эти структуры между собой и пользоваться понятием "степень интеллектуальности", можно утверждать, что в процессе развития поведение становится все более интеллектуальным.

Интеллект нельзя определить путем указания его "границ", считает Пиаже. Определение интеллекту можно дать лишь через указание на развитие его в сторону наибольшей уравновешенности когнитивных структур. Отсюда вытекает, в частности, и то, что методом изучения интеллекта может быть лишь генетический метод, так как интеллектуальная структура, вырванная из цепи развития, взятая вне ее отношения к предшествующим и последующим формам уравновешивания, не может быть правильно понята.

Генезис интеллекта выражается в образовании таких интеллектуальных структур, каждую из которых можно рассматривать как особую форму равновесия между организмом и средой, причем интеллектуальное развитие приводит к образованию все более устойчивых форм равновесия.

Анализ последовательного становления интеллекта следует начинать, по мнению Пиаже, с элементарных сенсомоторных действий. Последние по мере своего усложнения и дифференциации приводят к образованию дооперациональной формы интеллекта, связанной с представлением, и далее к мышлению конкретно-операционального типа и, наконец, к собственно интеллекту, т. е. к способности манипулировать формальными операциями.

Задача психологии, по Пиаже, - дать детальное описание этого процесса, показать, как внешние предметные действия постепенно интериоризуются, приводя к образованию интеллекта.

Существо интеллекта, по Пиаже, лежит в системе образующих его операций. Высшие формы уравновешивания организма и среды выражаются в образовании операциональных интеллектуальных структур.

По мнению Пиаже, операция есть внутреннее действие субъекта, производное от внешнего, предметного действия и скоординированное с другими операциями таким образом, что в совокупности они образуют некоторое структурное целое, систему.

Система операций характеризуется тем, что в ней одни операции уравновешиваются другими, обратными по отношению к первым (обратной считается та операция, которая, исходя из результатов первой операции, восстанавливает исходное положение). В зависимости от сложности операциональной системы изменяются формы обратимости, имеющие место между операциями. Психологическим критерием появления операциональных систем является построение инвариантов, или понятий сохранения (например, для появления операций А+А'= В и А=В-A' необходимо осознание сохранения В) (См. J. Рiaget. La psychologie de l'intelligence, p. 53-55).

Таким образом, принципы деятельности и про-изводности интериоризованных психических структур от внешних предметных действий, идеи генезиса и операциональной (системной) природы интеллекта образуют исходные основания психологической теории Ж. Пиаже.

Способ, которым Пиаже пытается вскрыть существенные связи интеллекта, состоит в анализе мыслительных операций и их систем. Как осуществляется такой анализ?

Психологический и логический способы исследования интеллекта

При анализе интеллекта необходимо, считает Пиаже, сочетать психологический и логический планы исследования. В этом утверждении и в его четком осуществлении - одна из важнейших особенностей теории мышления Пиаже.

Хотя уже при написании своих ранних работ Ж. Пиаже были хорошо известны принципы новой логики - математической, или логистики, он, стремясь к "чистоте" психологического анализа, считал, что попытки поспешного дедуктивного изложения данных опыта легко приводят к тому, что исследователь оказывается "во власти предвзятых идей, легковесных аналогий, подсказываемых историей наук и психологией первобытных народов, или, что еще более опасно, во власти предубеждений логической системы или системы эпистемологической" (Ж. Пиаже. Речь и мышление ребенка, стр. 64) (разрядка наша. - В. Л. и В. С.). "Классическая логика (т. е. логика учебников) и наивный реализм здравого смысла, - писал он, - два смертельных врага здоровой психологии пoзнания..." (Там же).

Критическое отношение Ж. Пиаже к "логике учебников" представляет собой ,в значительной степени реакцию против ло-гизации психологии мышления, широко распространенной в XIX в. Сам Пиаже следующим образом характеризует имевшую место в тот период ситуацию. Классическая формальная логика (т. е. доматематическая логика) считала, что возможно раскрыть действительные структуры мыслительных процессов, а классическая философская психология в свою очередь полагала, что законы логики имплицитно присутствуют в умственном функционировании каждого нормального индивида. Между этими двумя дисциплинами в тот период не было оснований для разногласий (J. Piaget. Logic and psychology. Manchester University Press, 1953, р. 1).

Однако в последующем развитии экспериментальной психологии из нее были исключены логические факторы как "чуждые" для исследуемого в ней предмета. Попытки же сохранить единство психологического и логического исследования, как они имели место, например, у сторонников Вюрцбургской психологической школы, не увенчались успехом. Использование логики в "каузальном объяснении собственно психологических фактов" (J. Piaget. Logic and psychology, p. 1) получило название "логицизма" в психологическом исследовании и, начиная с конца XIX в., рассматривалось как oодна из важнейших опасностей, которую должен избежать психолог-экспериментатор. "Большинство современных психологов, - пишет Ж. Пиаже, - пытаются объяснить интеллект без какого-либо обращения к логической теории" (Там же, стр. 2).

Такому положению дел способствовали и изменения в теоретическом истолковании логики, происшедшие в конце XIX в. Вместо понимания логики как части психологии, законы которой выводятся из эмпирических фактов интеллектуальной жизни людей ("психологизм" в логике), господствующим стало рассмотрение логики как совокупности формальных исчислений, устанавливающих правила преобразования одних языковых форм в другие, которые независимы от эмпирического психологического материала и не имеют отношения к анализу процесса мышления. Пиаже совершенно справедливо отмечает, что "большинство современных логиков не касаются более вопроса о том, имеют ли законы и структуры логики какого-либо рода отношение к психологическим структурам" (Там же). Между психологией мышления и современной формальной логикой образовалась с начала XX в., казалось бы, непреодолимая стена.

Выступая в своих ранних работах за "чистоту" психологического анализа, против внесения элементов логики в психологическое исследование, Ж. Пиаже бесспорно отдавал дань господствующим в тот период воззрениям. Но его позицию, даже в тот период, ни в коем случае нельзя рассматривать как принятие точки зрения абсолютной разделенности психологического и логического исследований. Пиаже боролся против внесения элементарной, "школьной" логики в психологию и против истолкования мышления ребенка с точки зрения логических структур мышления взрослого человека, а не против использования логики в психологии вообще. В своих ранних работах он исходит из того, что мышление взрослого есть логическое мышление, т. е. подчиняющееся совокупности навыков, "применяемых умом при общем ведении операций" (Ж. Пиаже. Речь и мышление ребенка, стр. 97), и свое основное внимание Пиаже обращает на анализ специфических особенностей логики ребенка, не сводимой к логическому мышлению взрослого (Там же, стр. 370-408).

Таким образом, уже ранние работы Ж. Пиаже характеризовались по сути дела стремлением к единству психологического и логического анализа. Однако реальное осуществление такого единого анализа было дано Пиаже лишь в 30-е годы.

Основная задача, которую решает Ж. Пиаже в своих исследованиях проблем логики, состоит в решении вопроса о том, имеется ли соответствие между логическими структурами и операциональными структурами психологии. В случае положительного решения этого вопроса реальное развитие мыслительных операций получает логическое обоснование.

По мнению Ж. Пиаже, три основные трудности возникают при сопоставлении аксиоматических логических теорий с психологическим описанием реального развития интеллекта: 1) мышление взрослого не формализовано; 2) развертывание аксиоматической логики в определенном отношении противоположно генетическому порядку построения операций (например, при аксиоматическом построении логика классов выводится из логики высказываний, в то время как с генетической точки зрения пропозициональные операции выводятся из логики классов и отношений; 3) аксиоматическая логика имеет атомарный характер (ее основу составляют атомарные элементы) и способ доказательства, используемый в ней, носит по необходимости линейный характер; реальные операции интеллекта, напротив, сорганизованы в некоторые целостные, структурные образования и только в этих рамках они и выступают как операции мышления (См. J. Piagеt. Logic and psychology, p. 24).

Аксиоматическое построение логики не является, однако, исходным з самой логике. И исторически, и теоретически ему предшествует некоторое содержательное рассмотрение логических понятий - в виде анализа систем логических операций (алгебра логики). Именно эти операционально-алгебраические структуры могут выступить, по мнению Ж. Пиаже, в качестве посредствующего звена между психологическими и логическими структурами.

Учитывая сказанное, Пиаже считает, что логике и ее отношению к психологии мышления можно дать следующую интерпретацию (См. J. Piaget. La psychologic de l'intelligence, p. 37-43).

Современная формальная логика при всем ее формализованном и весьма абстрактном характере является в конечном итоге специфическим отражением реально совершающегося мышления. Это означает, что логику можно рассматривать как аксиоматику мышления, а психологию мышления - как соответствующую логике экспериментальную науку. Аксиоматика является гипотетико-дедуктивной наукой, которая старается свести к минимуму апеллирование к опыту и воспроизводит объект с помощью ряда недоказуемых утверждений (аксиом), из которых она выводит все возможные следствия с помощью наперед заданных, строго фиксированных правил. Аксиоматику можно рассматривать как своеобразную "схему" реального объекта. Но именно в силу "схематического" характера всякой аксиоматики она не может ни заменить соответствующую экспериментальную науку, ни считаться лежащей в "основе" последней, так как "схематизм" аксиоматики - это свидетельство ее очевидной ограниченности.

Логика, будучи идеальной моделью мышления, не испытывает никакой нужды в апеллировании к психологическим фактам, так как гипотетико-дедуктивная теория непосредственно не анализирует факты, а лишь в какой-то крайней точке соприкасается с экспериментальными данными. Однако поскольку определенная связь с фактическими данными все же присуща всякой гипотетико-дедуктивной теории, поскольку всякая аксиоматика является "схемой" некоего реально существующего объекта, постольку между психологией и логикой должно быть некоторое соответствие (хотя между ними никогда не существует параллелизма). Это соответствие логики и психологии имеет место в той мере, в какой психология анализирует конечные положения равновесия, которых достигает развитый интеллект.

Для того чтобы данные современной формальной логики можно было использовать в целях объяснения в психологии, необходимо выделить операционально-алгебраические структуры логики. Решение этой задачи дано в ряде работ Пиаже (См. J. Piaget. Classes, relations et nombres. Essai sur les groupements de la logistique et sur la reversibilite de la pensee. Paris, 1942; J. P i a-get. Traite de logique. Paris, 1949).

Важнейшую роль в этих исследованиях Ж. Пиаже играет понятие группировки, производное от понятия группы. Под группой в алгебре понимают множество элементов, удовлетворяющих следующим условиям: 1) соединение двух элементов множества дает новый элемент данного множества; 2) каждая операция, применяемая к элементам множества, может быть аннулирована обратной (инверсной) операцией; 3) операции множества ассоциативны, например: (х+х')+у =х+(х'+у); 4) сушествует один и только один идентичный оператор (0), который, будучи применен к операции, не меняет ее, и который является результатом применения к прямой операции ей инверсной (x+0=x; x-x=0). Группировка получается, если к четырем условиям группы добавить еще пятое условие: 5) наличие тавтологии: х+х=х; у+у=у.

Рассмотрим для примера простую классификацию, где В делится на А и не =А (А'), С - на B и В' и т. д. Схематически простую классификацию можно представить так:


или


Законы образования простой классификации таковы:

(1) A+А'=В

(2) A+(A'+В')

(3) А+0=А

(4) А+(-А)=0

(5) А+А=А.

Выполнение первых четырех условий показывает, что простая классификация представляет собой группу. Но в ней выполняется еще и пятое условие, которое можно интерпретировать следующим образом: групповая операция "+" означает соединение всех элементов двух множеств, соединенных этой операцией в одно множество, в которое все элементы входят по одному разу (если какой-либо элемент содержится в обоих множествах, то в результирующее множество этот элемент попадает лишь один раз). В силу сказанного понятно, что А+А=А, ибо все элементы второго множества содержатся в первом. Таким образом, простая классификация представляет собой группировку, точнее, одну из элементарных группировок логики классов.

Пиаже устанавливает восемь таких элементарных группировок логики классов и отношений. Каждая из таких группировок имеет точно определенную структуру; часть из этих структур достаточно элементарна (как в приведенном примере с простой классификацией), остальные - более сложны. Для отношений существует группировка (аддитивная группировка асимметричных отношений), изоморфная группировка простой классификации. Охарактеризуем эту группировку.

Пусть А->В есть отношение "В больше A", которое является асимметричным и транзитивным. Будем его записывать так: Aa->B, где а - величина отличия В от A; соответственно: Ab->С, Вa'->С, Cb'->D, Cc'->D и т. д.

Сложение асимметричных отношений образует группировку:


Логические группировки классов и отношений представляют, по мнению Пиаже, определенные структуры, служащие в качестве эталона, к которому "стремятся" реальные операции мышления на определенном уровне их развития (так называемый уровень конкретных операций). Психологически, таким образом, они могут рассматриваться как определение формы равновесия интеллекта. При этом каждое условие группировки получает соответствующее психологическое истолкование: первое условие говорит о возможности координации действий субъекта, второе- утверждает известную свободу направленности действия (условие ассоциативности), третье (наличие обратной операции) - возможность аннулировать результат предшествующего действия (что есть в интеллекте и чего нет, например, в восприятии) и т. д.

Овладение субъектом соответствующими логическими операциями выступает, по Пиаже, критерием его интеллектуального развития. Все восемь группировок логики классов и отношений относятся Пиаже к так называемому конкретно-операциональному уровню развития интеллекта. Над ним надстраивается и из него образуется четвертый уровень - стадия формальных операций, где субъект овладевает логическими связями, имеющими место в логике высказываний.

В связи с этим перед Пиаже встает вопрос о логических структурах этого более высокого уровня развития интеллекта - стадии формальных операций. При исследовании этой проблемы, проведенной, в частности, в "Логическом трактате", Пиаже пришел к следующим выводам (См. J. Рiaget. Traite de logique, ch. V, Paris, 1949).

1. Для каждой операции исчисления высказываний имеется инверсная операция (N), которая является дополнением по отношению к полному утверждению. Так, для р∨q, нормальная форма которой pq∨pg∨pq, инверсной будет операция pq; для р⊃q - pq, и т. д.

2. Для каждой операции имеется реципрокная операция (R), т. е. та же самая операция, но производимая над высказываниями инверсных знаков: для p∨q - p∨, для pq-pq и т. д.

3. Для каждой операции имеется коррелятивная операция (С), которая получается путем замены в соответствующей нормальной форме знака V на знак; и обратно. Для p∨q коррелятивной операцией будет р•q, и обратно.

4. Наконец, если к N, R и С прибавить еще тождественную операцию (I), т. е. операцию, которая оставляет выражение таким же, то множество трансформаций (N, R, С и I) образуют коммукативную группу, задаваемую равенствами

N=RC(=CR); R=NC(=CN); C⇔NR(=RN); I=RCN

или таблицей


Группа RCNI, однако, не охватывает всего двухзначного исчисления высказываний; она выражает лишь его часть. Проблему логической организации исчисления высказываний в целом - важнейшего компонента стадии формальных операций - Пиаже решает на пути обобщения введенного им понятия группировки. Он, в частности, строит особую группировку, выражающую логическую структуру исчисления высказываний (См. там же, §§36-40). При этом Пиаже показывает, что двузначная логика высказываний основана исключительно на отношениях части к целому и дополнения части до целого. В ней, таким образом, рассматривается отношение частей между собой, но только посредством отношения к целому и не учитывается непосредственное отношение частей между собой (Там же, стр. 355-356. См. также: F. Kroner. Zur Logik von J. Pia-get.- "Dialectica", 1950, vol. 4, N 1).

Построенная логика дает Пиаже важный критерий для психологических исследований. Коль скоро установлены логические структуры интеллекта, которые должны быть выработаны у индивида, то задача психологического исследования теперь заключается в том, чтобы показать, как, каким путем происходит этот процесс, каков его механизм. Логические структуры при этом будут все время выступать в качестве завершающих звеньев, которые должны быть сформированы у индивида.

Последовательные стадии формирования интеллекта

Центральное ядро генезиса интеллекта, по Пиаже, образует формирование логического мышления, способность к которому, как считает Пиаже, ни прирождена, ни преформирована в человеческом духе. Логическое мышление является продуктом нарастающей активности субъекта в его взаимоотношении с внешним миром.

Ж. Пиаже выделил четыре основные стадии развития логического мышления: сенсомоторную, дооперационального интеллекта, конкретных операций и формальных операций (При изложении этапов становления интеллекта мы опираемся в основном на итоговую работу Ж. Пиаже и Б. Инельдер: J. Piaget und В. Inhеldеr. Die Psychologic der friihen Kindheit. Die geistige Entwicklung von der Geburt bis zum 7 Lebensjahr. - In: "Handbuch der Psychologic" hrsg. D. und R. Кatz. Basel - Stuttgart, 1960, S. 275-314).

I. Интеллектуальные акты на стадии сенсомоторного интеллекта (до двух лет) основываются на координации движений и восприятий и совершаются без какого-либо представления. Хотя сенсомоторный интеллект не является еще логическим, но образует "функциональную" подготовку собственно логического мышления.

II. Дооперациональный интеллект (от двух до семи лет) характеризуется сформированной речью, представлениями, интериоризацией действия в мысль (действие замещается каким-либо знаком: словом, образом, символом).

В полтора года ребенок начинает постепенно овладевать языком окружающих его людей. Однако первоначально взаимное отношение обозначения и вещи является для ребенка еще неопределенным. Сначала он не образует понятий в логическом смысле. Его наглядные понятия, или "предпонятия", не имеют еще никакого точно описываемого значения. Маленький ребенок не заключает ни дедуктивным, ни индуктивным путем. Его мышление основывается преимущественно на выводах по аналогии. К семи годам ребенок хорошо мыслит наглядно, т. е. внутренне экспериментирует с помощью представлений. Однако в противоположность логически-операциональному мышлению эти мысленные эксперименты остаются еще необратимыми. На стадии дооперационального интеллекта ребенок не в состоянии применить ранее приобретенную схему действия с константными предметами ни к отдаленным предметам, ни к определенным множествам и количествам. У ребенка отсутствуют обратимые операции и понятия сохранения, приложимые к действиям более высокого уровня, чем сенсомоторные действия. Количественным суждениям ребенка в этот период, отмечает Ж. Пиаже, недостает систематической транзитивности. Если взять количества А и В, а затем В и С, то каждая пара признается равной - (А=В) и (В=С) - без установления равенства А и С (J. Piaget. La psychologie de l'intelligence, p. 102).

III. На стадии конкретных операций (от 8 до 11 лет) различные типы мыслительной деятельности, возникшие во время предшествующего периода, наконец, достигают состояния "подвижного равновесия", т. е. приобретают характер обратимости. В этот же период формируются основные понятия сохранения, ребенок способен к логически конкретным операциям. Он может образовывать из конкретных предметов как отношения, так и классы. Ребенок способен в этот период: располагать палочки в непрерывную последовательность от наименьшей к наибольшей или наоборот; безошибочно устанавливать асимметричную последовательность (A<B<С<D); заключать от (А<В) и (B<С) к (А<С) и от (А=В) и (В=С) к (A=С); он понимает, что элемент В может быть одновременно больше А и меньше С и т. д.

"Однако все логические операции в этом возрасте еще зависят от конкретных областей приложения. Если, например, ребенку уже в семь лет удается расположить палочки по их длине, то лишь в девять с половиной лет он способен совершать подобные операции с весами, а с объемами - только в 11-12 лет" (J. Piaget und B. Inhelder. Die Psychologie der friihen Kindheit, S. 284). Логические операции не стали еще генерализованными. На этой стадии дети не могут построить логически правильную речь независимо от реального действия.

IV. На стадии формальных операций (от 11-12 до 14-15 лет) завершается генезис интеллекта. В этот период появляется способность мыслить гипотетически-дедуктивно, теоретически, формируется система операций пропозициональной логики (логики высказываний). С равным успехом субъект теперь может оперировать как с объектами, так и с высказываниями. Наряду с операциями пропозициональной логики у ребенка в этот период формируются новые группы операций, непосредственно не связанных с логикой высказываний (способность к комбинаторным операциям любого рода, к широкому оперированию пропорциями); возникают операциональные схемы, относящиеся к вероятности, мультипликативным композициям и т. д. Появление подобных систем операций свидетельствует, по мнению Ж. Пиаже, о том, что интеллект сформирован.

Хотя развитие логического мышления образует важнейшую сторону генезиса интеллекта, оно, однако, не исчерпывает полностью этот процесс. В ходе и на основе формирования операциональных структур различной сложности ребенок постепенно овладевает окружающей его действительностью. "В течение первых семи лет жизни, - пишут Пиаже и Инельдер, - ребенок мало-помалу открывает элементарные принципы инвариантности, относящиеся к предмету, количеству, числу, пространству и времени, которые придают его картине мира объективную структуру" (J. Piaget und В. Inhelder. Die Psychologic der fruhen Kindheit, S. 285). Важнейшими компонентами в интерпретации этого процесса, предложенной Пиаже, являются: 1) анализ построения действительности ребенком в зависимости от его активности; 2) духовное развитие ребенка как все увеличивающаяся система овладеваемых им инвариантов; 3) становление логического мышления как основа всего интеллектуального развития ребенка.

Пиаже вместе со своими сотрудниками подверг детальному экспериментальному анализу многие стороны этого процесса, результаты которого представлены в целой серии монографий. Не имея возможности войти в тонкости этих исследований, мы дадим суммарное изложение итогов этих исследований.

Формирование у ребенка понятия предмета и основных физических принципов инвариантности проходит те же самые четыре основные стадии, что и в случае развития логического мышления. На первой стадии (сенсомоторного интеллекта) происходит образование сенсомоторной схемы предмета. Первоначально мир детских представлений состоит из появляющихся и исчезающих образов; никакого константного предмета здесь нет (первая и вторая ступени). Но постепенно ребенок начинает отличать известные ситуации от неизвестных, приятные от неприятных.

В период второй стадии (дооперационального интеллекта) у ребенка формируется наглядное понятие множества и количества. Ранее приобретенную схему действия с константным предметом он еще не в состоянии применять ни к отдельным предметам, ни к множествам и количествам. Множественные объекты (например, гора) кажутся ребенку этой фазы увеличивающимися или уменьшающимися в зависимости от их пространственного расположения. Если ребенку дать два равной формы и массы пластилиновых шара и один из них деформировать, то он считает, что количество материи увеличилось ("шар стал теперь таким длинным") или уменьшилось ("он теперь такой тонкий"). Таким образом, дети, находящиеся на этой стадии, отрицают как инвариантность материи, так и инвариантность количества материи.

На ступени операционально-конкретного мышления ребенок формирует логически-операциональные понятия множества и количества. Этот процесс завершается на стадии формально-операционального интеллекта. В этот период воспринимаемые изменения Множества и количества ребенок способен мысленно oобращать; так, он уверенно утверждает, что, несмотря на изменение формы, имеется равное количество пластилина (в только что рассмотренном примере). Это - результат операций мышления, точнее, координирования обратимых отношений (См. там же, стр. 288).

Аналогичным образом прослеживает Пиаже процесс овладения ребенком понятиями числа, пространства, времени. Основным в этом генезисе является формирование определенных логических структур, а на их основе - возможность построения соответствующего понятия. При этом используется обычная для Пиаже техника эксперимента: выбираются особые задания для детей, устанавливается степень овладения ими этими заданиями, затем задание усложняется таким образом, чтобы оно давало возможность установить последующую стадию духовного развития ребенка. На этой основе весь анализируемый процесс делится на фазы, стадии, подстадии и т. д.

Так, например, при анализе генезиса числа у ребенка устанавливается, что арифметическое понятие числа не сводится к отдельным логическим операциям, а основывается на синтезе включения классов (А+А'=В) и асимметричных отношений (A<B<С). Легко обнаружить, что ребенок сравнительно рано связывает название чисел с небольшими множествами, но сами эти множества не выступают для ребенка в качестве констант и кажутся изменяющимися в зависимости от пространственного расположения. На стадии дооперационального интеллекта ребенок способен создавать лишь пространственное или взаимно-оптическое соответствие. Только на стадии операционального мышления ребенок вновь открывает, но уже на совершенно иной основе, числовую инвариантность множества. К понятию числа же он переходит только после того, как оказывается способным одновременно совершать операции включения частей в целое и установления асимметричных отношений, из синтеза которых рождается понятие арифметической единицы и числовое свойство итерации. Тем самым завершается процесс конструирования понятия числа (Там же, стр. 289-290; подробнее см. J. Piaget et A. Szeminska. La genese du nombre chez l'enfant. Neuchatel, 1941).

В своих исследованиях Ж. Пиаже рассматривает не только собственно развитие интеллекта у ребенка, но и генезис его эмоциональной сферы. Чувства рассматриваются Пиаже (в противоположность Фрейду) как развивающиеся, как результат активного духовного конструирования.

В связи с этим генезис чувств распадается на три фазы, соответствующие основным фазам развития интеллекта: сенсомоторному интеллекту соответствует образование элементарных чувств, наглядно-символическому мышлению - образование морального сознания, которое зависит от суждения взрослых и от изменяющихся влияний среды, и, наконец, логически конкретному мышлению соответствует образование воли и моральной самостоятельности (J. Piaget. Le jugement moral chez l'enfant. Paris, 1932). В этот последний период жизнь в детском обществе развивает самостоятельность морального суждения и чувство взаимной ответственности. Пиаже особо подчеркивает тот факт, что "воля развивается совместно с моральной самостоятельностью и со способностью мыслить последовательно логически". "Воля действительно играет в чувственной жизни ребенка роль, подобную роли операций мышления в интеллектуальном познании: она сохраняет равнрвесие и константность поведения" (J. Piaget und B. Inhelder. Die Psychologic der fruhen Kindheit, S. 312). Тем самым через всю систему последовательно проводится единый принцип анализа.

Проблемы интерпретации операциональной концепции интеллекта

Мы изложили в общих чертах основные принципы психологической концепции Ж. Пиаже. Теперь перейдем к рассмотрению вопросов, возникающих в связи с интерпретацией операциональной концепции интеллекта.

Попытки построения таких интерпретаций появились (См. А. Г. Комм. Проблемы психологии интеллекта в трудах Ж. Пиаже; В. А. Лекторский, В. Н. Садовский. Основные "идеи "генетической эпистемологии" Ж. Пиаже. - "Вопросы психологии", 1961, № 4, и др), и естественно предположить, что работа в этом направлении будет продолжена. Ниже мы попытаемся предложить интерпретацию ряда важных аспектов концепции Пиаже.

Построить интерпретацию операциональной концепции интеллекта это значит, во-первых, реконструировать ее предмет, во-вторых, установить принципиальные результаты, полученные в ходе ее развертывания, и, в-третьих, соотнести теоретическое представление исследуемого Ж. Пиаже предмета с современным пониманием данного объекта.

Для реконструкции предмета, исследуемого в операциональной концепции интеллекта, необходимо выделить исходный пункт психологических исследований Ж. Пиаже. В качестве такового, как уже отмечалось, выступает задача анализа психического развития индивида в зависимости от изменения форм социальной жизни. Схематически такой предмет исследования можно представить в следующем виде:


где ⇓ означает непосредственное воздействие различных форм социальной жизни на индивидуальное психическое развитие.

Относительно выделенного на схеме (1) предмета исследования необходимо подчеркнуть следующее.

1. Психическое развитие индивида с самого начала понимается Ж. Пиаже, во-первых, как определенная специфическая форма деятельности и, во-вторых, как нечто, производное от внешней непсихической (предметной) деятельности.

2. В реальном исследовании (как, например, оно проведено в первых книгах Ж. Пиаже) анализу подвергается отнюдь не вся структура, изображенная на схеме (1), а ее сравнительно узкий "срез".

3. При исследовании предмета (1) понимание психики как специфической деятельности, производной от предметной деятельности, будучи принимаемым в принципе, фактически подменяется рассмотрением лишь словесной деятельности (разговоров детей), отчего, как известно, Пиаже был вынужден сам скоро отказаться.

Отвлекаясь пока от факта эволюции концепции Пиаже (т. е. от модификации предмета, исследуемого в рамках этой концепции, мы считаем необходимым обратить особое внимание на исходную структуру, анализ которой пытался дать Ж. Пиаже в своих первых работах. Выделение предмета (1) в качестве объекта психологического анализа ставит Пиаже на передний край современной ему психологической науки. Более того, в этой структуре содержатся все принципиальные элементы, необходимые для построения психологии мышления с точки зрения сегодняшних теоретических представлений на этот счет. Особо следует упомянуть осознание факта зависимости психического развития от изменений социальной действительности и принцип деятельности, т. е. понимание психики не как некоего статического внутреннего состояния индивида, а как продукта .особой формы активности субъекта.

Однако, задав в качестве исходного предмета исследования структуру (1), Пиаже по существу оказался в неразрешимой (во всяком случае для периода 20-х годов) ситуации. Дело в том, что такой предмет исследования является чрезвычайно сложным структурным образованием, методы исследования которого не разработаны в достаточной мере и сегодня. Успех анализа предмета (1) возможен лишь в случае построения развернутых теорий генезиса психических функций и эволюции форм социальной деятельности, а уже на этой основе - детализированного представления способов воздействия социальной действительности на психику индивида.

Пиаже не располагал ни первым, ни вторым, ни третьим. У него в тот период не было и конкретного аппарата для анализа каждого из этих компонентов.

В этой ситуации представляется вполне естественным совершенный Пиаже переход от исходного предмета исследования к его существенной модификации, значительно более простой по своей структуре и поэтому поддающейся детализированному анализу. Эта модификация касалась прежде всего трех моментов:

1. Связь порождения формами социальной деятельности психических состояний индивида заменяется отношением взаимовыражения первого во втором, и наоборот.

2. Для строгого представления различных этапов интеллектуального развития индивида привлекается аппарат современной формальной логики таким образом, что логические структуры соответствуют определенным, выделяемым в психологии интеллектуальным структурам, и наоборот. В результате этого устанавливается отношение взаимовыражения не только между психическими и социальными структурами, но и между социальными структурами и структурами логическими.

3. В генетическом плане интеллектуальные структуры порождены внешними предметными действиями; со своей стороны, форма организации интеллектуальных структур выражает в четком виде ту организацию, к которой стремятся структуры внешних предметных действий, иными словами - строение систем внешних действий предвосхищает (выражает в неявной форме) логическую организацию интеллекта.

С учетом этих модификаций можно дать следующее изображение предмета исследования в работах Ж. Пиаже:


На схеме (2) стрелка ↔ изображает отношение взаимовыражения одного компонента предмета в другом, пунктирная стрелка

--> характеризует отношение порождения системами внешних действий интеллектуальных структур, а стрелка ⇒ указывает на ту область науки, из которой Пиаже в своих исследованиях исходит при построении в одном случае теории логических структур, а в другом - теории генезиса интеллекта.

Многокомпонентность структуры (2) в значительной мере является мнимой. Введением отношения взаимовыражения Ж. Пиаже по сути дела редуцирует структуру (1) до предмета, в котором каждый компонент является лишь иной формой выражения другого, т. е. до предмета, в котором имеет место лишь различное выражение одной и той же структуры. Тем самым производится действительное упрощение предмета анализа; он сводится до структуры, которая поддается - на современном уровне развития - детализированному исследованию.

Для понимания защищаемой Пиаже позиции о взаимоотношении социальных структур и структур интеллекта (как логических, так и собственно психических) чрезвычайно интересно обратить внимание на постановку им этой проблемы в книге "Психология интеллекта". Вопрос здесь ставится так: логическая группировка - причина или результат социализации? (См. J. Piagеt. La psychologie de l'intelligence, p. 195) На него, по мнению Пиаже, следует дать два различных, однако, дополняющих друг друга ответа. Во-первых, необходимо отметить, что без обмена мыслями и без кооперации с другими людьми индивид никогда не смог бы соорганизовать свои мыслительные операции в единое целое - "в этом смысле операциональная группировка предполагает социальную жизнь" (Там же). Но, с другой стороны, обмен мыслями сам подчиняется закону равновесия, который является не чем иным, как логической группировкой - в этом смысле социальная жизнь предполагает логическую группировку. Таким образом, группировка выступает как форма равновесия действий - как межиндивидуальных, так и индивидуальных. Другими словами, группировка представляет собой некоторую структуру, которая содержится и в индивидуально-психической, и в социальной деятельности.

Вот почему, продолжает Пиаже, операциональную структуру мысли можно вычленить и из исследования мысли индивида на высшей стадии ее развития и из анализа способов обмена мыслями между членами общества (кооперации) (См. J. Рiaget. La psychologic de l'mtelligence, p. 197). "Внутренняя операциональная активность и внешняя кооперация... являются лишь двумя дополнительными аспектами одного целого, т. е. равновесие одного зависит от равновесия другого" (Там же, стр. 198).

Центральное звено предмета, представленного на схеме (2), несомненно, заключено в характере отношения логических и реальных психических структур. Эта проблема и способ ее решения, предложенный в операциональной концепции интеллекта, выражают наиболее специфические особенности подхода Ж. Пиаже к исследованию психики.

В случае принятия структуры (1) перед исследователем имеются два возможных пути дальнейшего анализа - либо в плане выяснения воздействия форм социальной деятельности на индивидуальное психическое развитие (что, как мы выясняли, значительно превосходило реальные возможности психологии 20-30-х годов), либо в направлении вскрыгия закономерностей "внутренней" психической деятельности. Переход к структуре (2) свидетельствует о том, что Пиаже решает проблему в пользу второго члена альтернативы, что с неизбежностью выдвигает вопрос об аппарате такого исследования.

Как и любое специально научное исследование, анализ Пиаже психологии становления интеллекта опирается на некоторые - может быть, не всегда четко формулируемые - предпосылки. В этой связи следует прежде всего назвать конкретизацию идеи интеллекта как деятельности (интеллект как определенная совокупность операций, т. е. принятие тезиса о том, что операция есть элемент деятельности). Дальнейший шаг состоит в определении того, что такое операция. Этот вопрос решается путем отнесения операции к некоторой целостной системе, только в результате вхождения в которую действие есть операция. Наконец, последняя предпосылка состоит в принятии генетического подхода к анализу интеллектуальной деятельности как различным системам операций.

Указанные предпосылки психологических исследований Пиаже представляют собой определенную абстракцию от накопленного в психологии мышления (в том числе и в работах Пиажг) экспериментального материала, и как таковые они дол/кны выступать в качестве средств дальнейшего теоретического анализа. Но вместе с тем - и это не менее очевидно - в самом по себе экспериментально-психологическом материале эти принципы непосредственно не содержатся: процесс их выявления (и особенно дальнейшей разработки) необходимым образом связан с привлечением особого аппарата, который может быть непосредственно не связан с психологией ребенка, но, однако, должен быть способен четко выразить эти принципы и обладать достаточными "возможностями" для их конкретизации.

Сейчас мы можем четко сформулировать вслед за Ж. Пиаже основные предпосылки его подхода к анализу психологии интеллекта только потому, что автор этой концепции "нашел" такой аппарат, и выбор при этом оказался весьма перспективным.

Таким рбразом, в плане становления самой концепции Ж. Пиаже имело место следующее отношение ее логического и психологического аспектов:


Логические структуры, входящие в операциональную концепцию интеллекта, представляют собой особое переформулирование содержания определенных разделов формальной логики. Характер этого переформулирования задается, однако, не только и не столько соответствующими формально-логическими теориями, сколько строением тех интуитивно выделяемых психических структур, особым способом описания которых в конечном счете должны выступить логические структуры. Поэтому при построении концепции Пиаже, наряду с отношением "формальная логика ⇒ логические структуры", важнейшую роль играло воздействие интуитивно выделяемых психических структур на формулирование теории логических структур с тем, чтобы впоследствии - после построения рснов теории - эти последние выступили в качестве аппарата описания (а не интуитивного представления) первых. Подобный механизм становления концепции и привел к тому, что в созданной теории между логическими и психологическими структурами было установлено отношение взаимовыражения. "Ставшая" теория снимает процессы, приведшие к ее созданию, и оставляет лишь конечный результат - соответствие одних структур другим.

Как в этой связи решается в рамках концепции Пиаже проблема статуса логики и психологии мышления? В противовес различным трактовкам предмета логики, отказывающим ей быть способом описания мышления - платонизму, конвенционализму и т. д. (См. J. Piaget. Logic and psychology. Manchester, 1953), Пиаже выдвигает тезис о том, что как традиционная, так и современная формальная логика в конечном итоге описывают те или иные закономерности мышления. В зависимости от способа построения, степени формализации, аксиоматизации варьируется отнесенность логических систем к реальному процессу мышления. Эта отнесенность весьма опосредствована в случае, например, аксиоматических исчислений современной формальной логики и существенно более близка для операциональной трактовки логики.

В той мере, в какой психология анализирует конечные состояния равновесия мышления, имеется, утверждает Пиаже, соответствие между психологическим экспериментальным знанием и логистикой, как имеется соответствие между схемой и реальностью, которую она представляет (Cм. J. Piaget. La psychologic de 1'intelligence, p. 40). При этом частный параллелизм между логикой и психолргией не означает, что логические правила суть психологические законы мысли, и нельзя без церемоний прилагать законы логики к законам мысли (J. Piaget, E. Beth, J. Dieudonne, A. Lichnerowicz, G. Choquet, C. Gattengo. L'enseignement des Mathematiques. Neuchatel - Paris, 1955).

Таким образом, между логикой и психологией нет параллелизма, понимаемого буквально. Отношение взаимовыражения, соответствия логических структур имеет место только для тех конечных состояний равновесия, которые формируются в ходе индивидуального психического развития. Во всем остальном психология мышления и логика относятся к разным областям и решают отличные друг от друга задачи.

На основе сказанного в структуру (2) необходимо внести следующую конкретизацию (мы берем лишь один фрагмент целого предмета):


Логические структуры S1 S2, S3.... включенные в операциональную концепцию интеллекта, представляют собой множество алгебраических образований, между которыми установлены логико-математические отношения, основанные в конечном счете на использовании дедуктивной техники вывода. Ничего специфически психологического, таким образом, в этой области нет. Структуры S1, S2, S3,... описывают некотррые идеальные условия равновесия и как таковые соответствуют (при надлежащей психологической интерпретации) реальным интеллектуальным структурам S1', S2', S3',..., формируемым в ходе генетического развития. Частный параллелизм, или точнее взаимовыражение, соответствие некоторых "конечных продуктов" - таков реальный смысл связи логики и психологии в трудах Ж. Пиаже.

Не подлежит никакому сомнению тот факт, что идея единства психологического и логического исследований - важнейшая заслуга Ж. Пиаже и его существеннейший вклад в развитие психологии мышления (См. В. А. Лекторский, В. Н. Садовский. Основные идеи "генетической эпистемологии" Жана Пиаже.- "Вопросы психологии", 1961, № 4, стр. 167-171, 176-178; Г. П. Щедровицкий. Место логики в психолого-педагогических исследованиях.- "Тезисы докладов на II съезде общества психологов", вып. 2. М., 1963). Только в результате широкого привлечения к психологическому исследованию логического аппарата Пиаже смог далеко продвинуться в анализе важнейших проблем современной психологии: идеи деятельности и генезиса психики, вопросов производности интеллектуальных структур от внешних предметных действий и системности психических образований.

Хорошо известно, что понятие деятельности лежит в основе многих современных психологических трактовок мышления.

Однако, как правило, это понятие принимается за интуитивно очевидное и далее неопределяемое, что с неизбежностью приводит к тому, что оно по сути дела выпадает из анализа. Пиаже, начав с такого интуитивно принимаемого понятия деятельности, затем через призму своего логического аппарата внес в это понятие известную строгость и определенность. Логический аппарат в его концепции служит именно тому, чтобы дать расчленение деятельности и превратить это понятие в действительное средство психологического анализа. Но, идя по пути к достижению этой цели, Пиаже - в силу используемого им логического аппарата - дает лишь предельно одностороннее представление деятельности. Анализируемая в рамках операциональной концепции интеллекта деятельность - это предмет, построенный на основе применения логических структур, и как таковой он, с одной стороны, может быть проанализирован в рамках возможностей, заложенных в психологически интерпретированных логических структурах, а с другой, ни в коей мере не может служить изображением деятельности в целом. Ведь даже для самого Пиаже логика - это лишь некоторая идеальная схема, которая никогда не представляет реальность в полном виде.

Сказанное очень отчетливо проявилось в характере генетического исследования Ж. Пиаже. Вскрыть каузальный механизм генезиса, это значит, по Пиаже, "во-первых, восстановить исходные данные этого генезиса... и, во-вторых, показать, каким образом и под влиянием каких факторов эти исходные структуры превращаются в структуры, являющиеся предметом нашего исследования" (Ж. Пиаже и Б Инельдер. Генезис элементарных логических структур. М., 1963, стр. 10).

Давая более развернутое изложение критериев генетического анализа, Б. Инельдер пишет, что развитие интеллекта проходит ряд стадий. При этом: 1) каждая стадия включает период формирования генезиса и период "зрелости"; последний характеризуется прогрессивной организацией структуры мыслительных операций; 2) каждая структура есть в то же самое время существование однрй стадии и исходная точка следующей стадии, нового эволюционного процесса; 3) последовательность стадий постоянна, возраст достижения той или иной стадии варьируется в некоторых пределах в зависимости от опыта культурной среды и т. д.; 4) переход от ранних стадий к более поздним совершается путем особой интеграции: предшествующие структуры оказываются частью последующих (В. Inhelder. Some aspects of Piaget's genetic approach to cognition. - In: "Thought in the Young Child", p. 23).

Что же реально получается в результате исследования, построенного на таких принципах? Фиксация последовательных ступеней, которые, согласно этой концепции, проходит ребенок в своем развитии как в области логического мышления и освоения действительности, так и в области аффективной жизни. Единственным работающим критерием при этом вновь выступают логические структуры. Они не только соответствуют реальным психическим структурам, но и предопределяют - на каждом этапе развития - то, что должно быть сформировано у индивида.

Генетическое исследование интеллекта, таким образом, выступает как фиксация стадий достижения соответствующих логических структур. Из исследования в результате этого выпадает анализ внутренних механизмов процесса развития, а генетическое рассмотрение в лучшем случае дает представление о псевдогенезисе, построенном в соответствии с требованиями, вытекающими из системы логических структур.

Та же самая трудность, но в несколько иной форме выступает при рассмотрении процесса порождения внешними предметными действиями первичных интеллектуальных структур. Сенсомоторный интеллект, согласно Пиаже, представляет собой неразвитую форму равновесия. Но в этом случае, как отметил А. Валлон, происходит ошибка предвосхищения следствия. Не имея возможности вывести из системы действий интеллект, личность, Пиаже, по мнению Валлона, внес интеллектуальные структуры в сами действия (См. А. Валлон. От действия к мысли. М., 1956, стр. 43, 46-50). В значительной степени этот аргумент обоснован. Его, конечно, не следует понимать в том смысле, что сама идея выведения интеллектуальных структур из сенсомоторики является ложной. В систематическом рассмотрении этой возможности заключена важнейшая позитивная часть работ Пиаже. Дело в другом - нормативные логические требования и здесь выступают в качестве единственного реального исследовательского принципа, сводя тем самым генетический анализ к заведомо односторонней псевдогенетической реконструкции.

Большие трудности остаются у Пиаже и в его трактовке интеллекта как системы операций. Пиаже разделяет с рядом других современных исследователей заслугу выдвижения проблемы системности в качестве одной из центральных проблем науки. Многое им сделано и по конкретному приложению этой идеи к анализу психики. Пиаже неоднократно подчеркивает мысль о построении "логики целостности" в виде логико-алгебраических структур: "...надо построить логику целостностей, если хотят, чтобы она служила адекватной схемой для равновесных состояний духа, и анализировать операции, не возвращаясь к изолированным элементам, недостаточным с точки зрения психологических требований" (J. Piaget. La psychologie de l'intelligence, p. 43; J. Piaget. Methode ixiomatique et metiiode operationnelle. - "Synthese", vol. X, 1957, N 1).

Алгебраический аппарат, используемый Пиаже в этой связи, несомненно, выступает в известных пределах системной альтернативой по отношению к атомизированной аксиоматике. Группа, группировка и другие алгебраические структуры задают элементы, их связи и отношения в зависимости от целого. Но очевидно, что в случае алгебраических систем мы имеем дело с очень узким и наиболее простым классом системных образований.

Интеллект же Пиаже видит только через призму этих алгебраических структур, неадекватность которых в плане анализа мыслительной деятельности не требует даже развернутого обоснования.

Таким образом, исключительно важная проблема системности психических функций получила у Пиаже первые реальные результаты, приведшие, однако, по существу к необходимости нового "захода" в ее анализе.

Завершая рассмотрение интерпретации психологической теории Ж. Пиаже, необходимо подчеркнуть, что реконструкция исследуемого в этой теории предмета помогла нам установить как реальную область, подвергаемую анализу, и понятийный аппарат, используемый для этого, так и основные трудности построения психологии мышления, которые не смог преодолеть Ж. Пиаже. Дополнительные соображения на этот счет мы сможем получить в ходе анализа принципов "генетической эпистемологии".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru