НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 2. Перцептивное научение

Модификации реакций, характерные для обусловливания, проявляются, как мы видели, либо в замещении ответа на определенный раздражитель (в этом случае при воздействии условного раздражителя возникает реакция, ранее этим раздражителем не вызывавшаяся и типичная для безусловного раздражителя), либо в возникновении новой (или по крайней мере достаточно отличной от ответа на безусловный раздражитель) реакции. Однако эта новая реакция носит характер подготовительной реакции к вероятному появлению безусловного раздражителя. Секреторные или мышечные, а в некоторых случаях и вербальные реакции являются, разумеется, "ответом" на определенные сенсорные раздражения; но модификации указанных реакций не требуют соответствующих изменений этих сенсорных или перцептивных данных: когда звонок вызывает у животного или человека слюнную реакцию, он, возможно, приобретает новое значение, но не начинает по этой причине восприниматься совершенно по-новому.

Под "перцептивным научением" мы понимаем возникающие при повторении неизменного комплекса физических стимулов систематические модификации перцептивных или феноменальных аспектов этих стимулов.

1. Эти модификации могут, несомненно, рассматриваться как "реакции" на комплекс физических стимулов: они являются, если можно так выразиться, реакциями "установления связи" между физической стимуляцией и организмом, причем эта связь и обусловливает "воспринимаемое" (percept), или факт сознания (donne phenomenal). Речь идет здесь о сугубо феноменологическом определении восприятия в том смысле, что понимаемая таким образом перцептивная реакция рассматривается в плане только индивидуального и субъективного, то есть некоммуникабельного самого по себе, наблюдения.

В объективной концепции психологии воспринимаемое может рассматриваться лишь как внутренняя переменная, промежуточная между стимулом и внешне проявляемым ответом, или ответом различения, который является в некоторой степени выражением этой переменной.

С этой точки зрения критерием перцептивного научения будут, следовательно, модификации внешних проявлений реакции - реакции, как правило, вербальной и символической, - вызываемые повторением одной и той же стимулирующей ситуации. Однако, поскольку объективная реакция различения позволяет сделать вывод о существовании специфического факта сознания, постольку и сам этот факт сознания может быть "обнаружен", но, разумеется, не в его индивидуальном своеобразии, а в его абстрактной, межиндивидуальной структуре (Мишотт (1957)).

2. Каковы формы проявления этих модификаций?

Можно, разумеется, сказать, что всякое систематическое изменение перцептивной реакции состоит, по существу, в более или менее постепенном изменении структурного аспекта данных сознания. Однако проявляться это может в разных формах.

а) Снижение порогов при упражнении. При определении абсолютных порогов стимул начинает распознаваться в тех случаях, когда он раньше не воспринимался; при определении разностных порогов обнаруживаются различия в стимулах, которые прежде оценивались как одинаковые.

К данной категории явлений можно отнести возникающее под влиянием упражнения снижение порога кожной чувствительности (Мукерджи, 1933), остроты зрения (Уилкокс, 1936; Мак-Фадден, 1941; Брюс и Лоу, 1951) или слуха (Хьюмс, 1930), разностного порога (установление относительных различий) для яркости (Гавини, 1962), высоты звука (Уиппл, 1903; Смит, 1914; Сишор, 1939; Уатт, 1945; Оукс, 1955) и порога пространственного различения (Вольф, 1923; Вудроу, 1938).

б) Выделение в результате упражнения новых деталей или аспектов совокупности при восприятии сложных стимулов. Например, выделение какого-нибудь отдельного инструмента в оркестре, какой-либо новой детали в сложном изображении или же нового аспекта в "двусмысленном" рисунке.

в) Распознавание, или идентификация, структур, предъявляющихся в трудных для восприятия условиях (испытуемый отвечает известным ему словом), например при тахистоскопическом предъявлении (Реншоу, 1945), при слабой освещенности (Сьюард, 1931; Бивен и Зенер, 1952), при одновременном или последовательном предъявлении воспринимаемого объекта с похожими на него объектами (Гибсон и Гибсон, 1955; Фоб и Колдуэлл, 1959). В этих случаях также наблюдается улучшение результатов при упражнении.

г) Уменьшение иллюзий восприятия. Особенно это относится к иллюзии Мюллер-Лайера (Крослэнд, Тейлор и Ньюсон, 1929; Кёлер и Фишбэк, 1950; Нелтинг, 1960).

3. Эти модификации не являются, однако, результатом действия одинаковых факторов.

Некоторые из них являются, по-видимому, следствием более или менее постепенных и систематических изменений в рецепторных механизмах, понимаемых в широком смысле слова. К этим изменениям следует отнести прежде всего изменения перцептивной установки, проявляющиеся в форме фиксации, концентрации внимания, перехода от синкретической установки к аналитической и т. д. Одним из факторов этого рода являются изменения периферической или центральной фиксации рецепторного механизма в сложных ситуациях, изменения, важность которых особенно подчеркивает Пиаже.

Другие модификации объясняются, несомненно, влиянием прошлого опыта, вызывающим структурную реорганизацию или изменение восприятия некоторых аспектов исходной перцептивной ситуации.

а) Это влияние может проявляться различным образом. Прошлый опыт может быть опытом восприятия систем стимулов, более или менее сходных с предъявляемыми в настоящий момент.

Эксперименты Готтшальдта (1926), Брейли (1933), Джанга (1942) и ряда других авторов, в которых восприятию сложной фигуры предшествовало восприятие более простых, содержащих элементы или части этой сложной фигуры, позволили уточнить границы этого влияния. Было установлено, что влияние прошлого опыта на восприятие зависит от "структуры", то есть от внутренней организации, предъявляемой фигуры: оно тем сильнее выражено, чем слабее структурная организация сложной фигуры.

Хенли (1942) показал роль прошлого опыта, нейтрализовав, довольно изобретательно, влияние структуры. Испытуемым в затрудненных условиях (тахистоскопическое предъявление или восприятие периферическим зрением) предъявлялись буквы алфавита. В одном случае положение этих букв было обычное, в другом - перевернутое (зеркальное изображение). В обоих случаях структура букв была одинаковой, различие заключалось только в факторе опыта или привычки. Были получены убедительные результаты: процент правильных воспроизведений значительно выше при привычном, прямом положении букв, чем при перевернутом.

Что касается выявления, под влиянием прошлого опыта, новых структур в комплексном раздражителе, то здесь можно сослаться на эксперименты Валлаха, О'Коннела и Найссера (1953) по восприятию трехмерного пространства. В этих экспериментах было установлено, что проекция на плоскости куба из железной проволоки, создающая вначале впечатление плоской фигуры, может восприниматься и как объемная, если предварительно дается несколько предъявлений этой фигуры, создающих отчетливое впечатление объемности (например, посредством изображения на чертеже вращения данной фигуры).

б) Влияние прошлого опыта может проявляться и более опосредствованно и специфично в форме определенных концепций, или гипотез, возникающих на основе уже имеющихся у субъекта знаний. Это опосредствующее влияние прошлого опыта легло в основу концепции восприятия, сформулированной Брунсвиком (1943): комплекс физических стимуляций в качестве непосредственных данных дает нам лишь "знаки", которые интерпретируются, однако, только вероятностным образом в зависимости от предшествующего, обобщенного и осмысленного, опыта субъекта.

в) Влияние прошлого опыта может проявляться также в форме указаний или информации, получаемой субъектом в ходе повторного предъявления одного и того же комплекса стимулов. Работы Лачинса (1945), например, показали, что в тех случаях, когда сенсорные стимулы могут быть восприняты как различные перцептивные структуры, определяющими при восприятии данной структуры могут оказаться указания социального характера.

г) Наконец, прошлый опыт может быть опытом действий, выполняемых субъектом в процессе многократного повторения данной ситуации. Так, Килпатрик (1954) показала, что испытуемый, находящийся в деформированной комнате Эймса (в определенной экспериментатором точке наблюдения), вначале воспринимает эту комнату как обычную. Однако после выполнения определенных действий, например бросания мяча в направлении находящейся в комнате лампы, проведения концом стержня контура между стеной и потолком и т. п., испытуемый научается "видеть" комнату деформированной.

Хотя в различных упоминавшихся выше примерах перцептивного научения наблюдается модификация ответов при повторении одной и той же стимулирующей ситуации, можно, тем не менее, заметить, что роль фактора прошлого опыта здесь неодинакова.

Иногда перцептивные модификации являются результатом изменений, возникающих в самих рецепторных механизмах в ходе последовательных повторений. В этом случае еще можно, по-видимому, говорить о влиянии прошлого опыта в широком смысле слова, в той степени, в какой особенности восприятия стимула, начиная с определенного предъявления, будут зависеть от особенностей восприятия его в предшествующих предъявлениях. Однако в таком случае это будет прошлый опыт той же самой стимулирующей ситуации.

В других случаях, напротив, модификации объясняются влиянием прошлого опыта ситуаций, более или менее отличающихся от данной стимулирующей ситуации. В этих последних случаях влияние прошлого опыта предполагает процессы сохранения или памяти, то есть сохранение следов, связанных с самим содержанием предшествовавших перцептивной реакции восприятий, понятий, информации или действий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru