НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 3. Ассоциативные процессы и модификации памяти

Анализ особенностей запоминания и сохранения в памяти зрительных фигур, о котором мы говорили в предыдущем параграфе, позволяет установить причинно-следственную зависимость между перцептивной деятельностью субъекта и нарушениями памяти. Однако мнемические нарушения могут иметь и другой источник: весьма вероятно, что навыки, интересы, черты личности субъекта могут являться источником нарушений памяти. Эти факторы могут оказывать деформирующее влияние либо уже в процессе перцептивной деятельности, либо a posteriori в момент актуализации мнемической деятельности.

Это влияние проявляется уже на уровне простых ассоциативных реакций, возникающих при классическом вербальном научении. Так, Флорес (1964) показал, что при ассоциировании бессмысленных вербальных стимулов с хорошо знакомыми словами, привычные буквенно-фонетические признаки этих слов детерминируют в некоторой степени узнавание стимулов, либо способствуя выбору правильного стимула, либо затрудняя этот выбор и обусловливая возникновение ошибок. В эксперименте Флореса испытуемые (41 человек - взрослые) должны были заучивать ряд из 23 двухсложных бессмысленных стимулов, ассоциируя эти стимулы с французскими словами, имеющими какие-либо общие с заучиваемыми стимулами буквенно-фонетические признаки. Во время 6-секундной экспозиции каждого стимула испытуемые записывали "пришедшие на ум" слова или же букву Н (ничего), если не могли ассоциировать стимул с каким-либо словом. В процессе эксперимента стимулы предъявлялись 4 раза. После 5-минутного перерыва, заполненного какой-либо другой деятельностью, определялось узнавание заученных стимулов: предъявлялось 6 похожих друг на друга стимулов, среди которых находился и стимул, принадлежащий к заучиваемому вербальному ряду. Иногда правильный стимул (например, TAJER) располагался в непосредственной близости от другого, фонетически идентичного или очень близкого к нему стимула и отличавшегося от последнего лишь одной из букв (например, TAGER), четыре других стимула были совсем незнакомыми для испытуемого (например, BIJOZ, BIGOZ, JENAK, JEMAK). Полученные результаты (представленные в табл. XXI) свидетельствуют о том, что: а) процент правильных идентификаций стимула максимален в том случае, когда буквенная структура слова, ассоциируемого с заучиваемым стимулом, содержит букву, отличающую правильный стимул от похожего на него неправильного стимула (например, слово "trajet", ассоциируемое во время заучивания со стимулом TAJER, облегчает узнавание этого стимула, потому что в слове "trajet" содержится буква "j", которая отличает правильный стимул TAJER от неправильного TAGER); б) процент правильных идентификаций стимула значительно уменьшается, когда буквенная структура слова, ассоциируемого с заучиваемым стимулом, содержит букву, отличающую похожий стимул от стимула запоминаемого; это уменьшение количества правильно распознаваемых стимулов сопровождается увеличением ошибочных узнаваний сходных стимулов (слово "etagere", ассоциированное при заучивании со стимулом TAJER, ухудшает распознаваниг этого стимула и, наоборот, способствует ошибочной идентификации стимула TAGER, потому что слово "etagere" содержит входящую в последний букву "G"); в) в остальных случаях, когда стимулы не могли быть ассоциированы со словами в процессе упражнения, количество правильных и ошибочных идентификаций стимулов занимало промежуточное положение между этими двумя крайними случаями, причем при ошибках одинаково часто выбирались как стимулы, похожие на правильный, так и стимулы совсем новые (Результаты этого исследования были подтверждены в другомэксперименте Флореса (1962): в данном случае испытуемые не сами находили соответствующие ассоциации, а заучивали в предварительной серии эксперимента слова, которые должны были стать для них привычными (disponibles) и ассоциироваться в основной серии эксперимента с заучиваемыми стимулами (бессмысленные слоги)).

Таблица XXI. Зависимость узнавания стимулов от ассоциаций
Таблица XXI. Зависимость узнавания стимулов от ассоциаций

Считая доказанным определяющее влияние ассоциаций на выбор стимула при узнавании, можно высказать предположение о возможной динамике этого феномена. В упомянутом исследовании запоминаемые новые стимулы (слоги) ассоциировались с привычными стимулами (словами), усвоенными субъектом в прошлом и затем часто употреблявшимися. Сохранение в памяти этих двух категорий материала происходит, вероятно, совершенно по-разному, так как при заучивании слогов в процессе относительно непродолжительного упражнения образуются лишь очень лабильные мнемические следы, которые с течением времени будут все слабее и слабее активизироваться при мнемической деятельности. В отличие от этого привычные и часто употребляющиеся в речи слова (ассоциации) легко воспроизводятся при адекватном внешнем раздражителе, то есть в данном случае в опыте на узнавание, при восприятии стимулов, с которыми они были ассоциированы или которые имеют какие-то общие признаки с ассоциированными стимулами. Поскольку реактивация ассоциаций при наличии данного стимула (или стимулов) действует в свою очередь на выбираемый испытуемым стимул, весьма вероятно, что положительный (идентификация правильного стимула) или отрицательный (идентификация неправильного стимула) эффект этого процесса с течением времени будет возрастать благодаря взаимодействию двух факторов: возрастание вероятности припоминания ассоциации в опыте на узнавание будет сопровождаться постепенным забыванием стимулов. Эта гипотеза была экспериментально подтверждена тем же автором (см. рис. 21 и объяснение к нему).

Рис. 21. Графики показывают влияние ассоциаций (слов языка), связанных с вербальными стимулами (бессмысленные слоги), на идентификацию (узнавание) последних через один час и неделю после заучивания. Эксперимент проводился следующим образом: 6 групп испытуемых должны были запомнить 16 слогов (слоги предъявлялись только один раз). При заучивании испытуемые 4 групп (IIа, IIа, IIб, IIIб) должны были ассоциировать эти слоги с 16 французскими словами, предварительно 3 (IIа, IIб) или 9 раз (IIIа, IIIб) предъявлявшимися испытуемым 'на слух'. Экспериментатор 'направлял' ассоциирование, громко произнося при появлении на экране каждого из слогов соответствующее этому слогу слово. В 8 из этих слов стимул полностью входил как составная часть (FIC - difficulte, РЕК - Pekin), в 8 других словах некоторые буквы не соответствовали стимулу (ZEN - xenophobe, DEB - adepte). Группы 1а и 1б были контрольными (они не ассоциировали стимулы со словами). У всех 6 групп испытуемых определялось узнавание спустя один час или одну неделю после заучивания. Представленные на графиках результаты свидетельствуют о том, что: 1) когда в ассоциируемом со стимулом слове какие-либо буквы не соответствуют стимулу, наблюдается тенденция к узнаванию неправильного стимула, буквы которого больше соответствуют буквам слова-ассоциации (XEN вместо ZEN, DEP вместо DEB); в зависимости от степени привычности ассоциаций, косвенно определяемой по числу предварительных предъявлений слов, этот эффект значительно возрастает через неделю; 2) напротив, когда стимул входит как составная часть в ассоциируемое с ним слово, ассоциация способствует правильному узнаванию: узнавание становится тем лучше, чем больше интервал времени, отделяющий его от заучивания (через 7 дней лучше, чем через один час), и чем привычнее ассоциации (по Флоресу, 1964, неопубликованная диссертация)
Рис. 21. Графики показывают влияние ассоциаций (слов языка), связанных с вербальными стимулами (бессмысленные слоги), на идентификацию (узнавание) последних через один час и неделю после заучивания. Эксперимент проводился следующим образом: 6 групп испытуемых должны были запомнить 16 слогов (слоги предъявлялись только один раз). При заучивании испытуемые 4 групп (IIа, IIа, IIб, IIIб) должны были ассоциировать эти слоги с 16 французскими словами, предварительно 3 (IIа, IIб) или 9 раз (IIIа, IIIб) предъявлявшимися испытуемым 'на слух'. Экспериментатор 'направлял' ассоциирование, громко произнося при появлении на экране каждого из слогов соответствующее этому слогу слово. В 8 из этих слов стимул полностью входил как составная часть (FIC - difficulte, РЕК - Pekin), в 8 других словах некоторые буквы не соответствовали стимулу (ZEN - xenophobe, DEB - adepte). Группы 1а и 1б были контрольными (они не ассоциировали стимулы со словами). У всех 6 групп испытуемых определялось узнавание спустя один час или одну неделю после заучивания. Представленные на графиках результаты свидетельствуют о том, что: 1) когда в ассоциируемом со стимулом слове какие-либо буквы не соответствуют стимулу, наблюдается тенденция к узнаванию неправильного стимула, буквы которого больше соответствуют буквам слова-ассоциации (XEN вместо ZEN, DEP вместо DEB); в зависимости от степени привычности ассоциаций, косвенно определяемой по числу предварительных предъявлений слов, этот эффект значительно возрастает через неделю; 2) напротив, когда стимул входит как составная часть в ассоциируемое с ним слово, ассоциация способствует правильному узнаванию: узнавание становится тем лучше, чем больше интервал времени, отделяющий его от заучивания (через 7 дней лучше, чем через один час), и чем привычнее ассоциации (по Флоресу, 1964, неопубликованная диссертация)

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru