НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 3. Влияние аффективных реакций на память

В 1898 году Колграв предложил взрослым испытуемым ответить на следующий вопрос: "Воспоминания о каких событиях лучше сохранились в Вашей памяти - о событиях приятных или неприятных?" Анализ полученных ответов показал, что события, связанные с приятными переживаниями, лучше сохраняются в памяти, чем события, связанные с неприятными переживаниями. Однако этот совпадающий с широко распространенным убеждением результат является всего лишь мнением опрашиваемых лиц и поэтому не представляет никакой научной ценности.

Для научного исследования этой проблемы были использованы различные методы. Один из них заключается в том, что испытуемых просят вспомнить все события, происшедшие недавно в их жизни, а затем назвать, с какими чувствами (приятными, неприятными или безразличными) было связано каждое из них. Через несколько дней проверяют сохранение в памяти этих событий. Этот метод, предложенный Ковалевским (1904), является очень спорным главным образом потому, что аффективная реакция на событие и аффективная окраска этого события в воспоминании могут быть различными и поэтому качественная оценка припомненного события может не совпадать с эмоциями, испытываемыми в момент совершения события. Кроме того, о некоторых особенно приятных или неприятных для него событиях субъект, по-видимому, неоднократно вспоминал в период, предшествовавший исследованию памяти, что объясняет в некоторой степени лучшее сохранение в памяти этих событий.

При всех этих оговорках из названных исследований следуют два вывода общего характера:

а) Большинство этих исследований (Мельтцер, 1930; Кох, 1930; Джерсилд, 1931; Стагнер, 1931; О'Келли и Стэкл, 1940) свидетельствует о том, что события, оцениваемые испытуемым как приятные, лучше сохраняются в памяти, чем события неприятные, а последние лучше сохраняются в памяти, чем события нейтральные (Результаты некоторых опытов (например, Вольгемут, 1913; Кейсон" 1932) говорят о том, что не существует никакого различия в запоминании приятных и неприятных событий).

б) Как правило, события, оцениваемые испытуемым как очень приятные или очень неприятные, лучше запоминаются, чем события нейтральные (Это положение подтверждается работами Смита (1921), Джонс (1929) и Линча (1932). Эти авторы показали, что слова, вызывающие кожногальваническую реакцию большой амплитуды, как правило, лучше сохраняются в памяти; этот результат согласуется с результатом Кейсона (1932), однако он ничего не говорит о влиянии на запоминание аффективной окраски (приятной или неприятной) события).

Два других направления исследований касаются проблемы, связанной с традиционными ситуациями лабораторных исследований.

Первое направление связано с работами Гордона (1905), проведенными в Вюрцбурге в лаборатории Кюльпе. Метод, лежащий в их основе, заключается в том, что испытуемому предъявляются приятные, неприятные или нейтральные сенсорные стимулы (звуки, цвета, запахи) в сочетании с заведомо аффективно нейтральными стимулами (слова, числа, бессмысленные слоги). Заучивание осуществляется по одной из классических экспериментальных методик: испытуемый должен давать на каждый сенсорный стимул связанный с ним ответ, затем через некоторый период времени, заранее установленный экспериментатором, определяют сохранение элементов в памяти. Результаты этих исследований оказались разочаровывающими, потому что ни в одном из них (Гордон, 1905; Хейвуд и Вортрид, 1905; Хэррис, 1908; Болгер и Титченер, 1907;Рэтлиф, 1938) не удалось выявить сколько-нибудь значимых различий, свидетельствующих о благоприятном или неблагоприятном влиянии особенностей сенсорной стимуляции на память.

Ко второму направлению исследований относятся работы, в которых заучивался только значимый вербальный материал: слова, вызывающие у испытуемых приятные или неприятные чувства или безразличные им, предъявлялись списком или попарно (Для определения аффективной тональности слов применялись различные методы: априорная оценка психолога (Тэт, 1913; Толмен, 1917), оценка группы независимых судей, не принимавших участия в эксперименте (Чани и Лэнер, 1929), оценка испытуемых (Байт и Рэтлиф, 1934; Картер, Джонс и Шок, 1934; Картер, 1935-1936; Байт, 1936; Байт и Пауэл, 1936; Картер и Джонс, 1937). Некоторые психологи просили испытуемых составить oсвой собственный индивидуальный список слов, предлагая им либо вспомнить слова, вызывающие у них приятные или неприятные ассоциации (Томпсон, 1930), либо выбрать такие слова из заранее составленного экспериментатором списка (Банч и Винтже, 1933; Кейсон и Лангрен, 1932). Ценность этих методов далеко не одинакова. В рассматриваемом нами здесь исследовании Барретта (1938) автор умело сочетает многие из этих методических приемов).

Через короткий или довольно продолжительный промежуток времени определялось сохранение по методу воспроизведения, узнавания или повторного заучивания. Полученные результаты свидетельствуют о том, что при воспроизведении сразу после заучивания различия в сохранении приятных и неприятных слов весьма незначительны или равны нулю (Балкен, 1933; Сильвермен и Кейсон, 1934); причина этого, по-видимому, в том, что из-за недостаточности времени, прошедшего после окончания заучивания, не успевает проявиться избирательный эффект, связанный с аффективной тональностью. И напротив, при отсроченном воспроизведении наблюдается лучшее сохранение слов, вызывающих приятные ассоциации (Томпсон, 1930; Банч и Винтже, 1933; Байт и Рэтлиф, 1934; Барретт, 1938).

В этом отношении особый интерес представляет работа Барретта (1938). Материалом для заучивания был ряд из 26 слов (13 приятных и 13 неприятных), составленный автором с таким расчетом, чтобы частота употребления этих слов в языке была одинаковой {по Торндайку и Лорджу). Испытуемые - 30 человек - последовательно выполняли 4 задания: 1) распределяли слова в соответствии с их аффективной тональностью в две категории - приятные и неприятные; 2) называли "свободные" ассоциации, вызываемые каждым из этих слов (на каждое слово отводилось 30 сек.); 3) снова классифицировали эти слова, но уже в три категории (приятные, неприятные, безразличные), на основании ассоциативного контекста, в который испытуемый включал каждое слово; 4) наконец, давали оценку интенсивности аффективной окраски каждого слова по 4-балльной шкале. Спустя неделю после этого непроизвольного запоминания определялось сохранение слов: были правильно воспроизведены 54,9% слов, оцененных испытуемыми как приятные, и только 39,2% слов, оцененных как неприятные.

Чтобы объяснить лучшее сохранение ответов с положительной аффективной окраской, многие психологи (См. по этому вопросу: Рапапорт (1942)) обращались к гипотезе подавления Фрейда, согласно которой подавление воспоминаний о неприятных событиях обусловлено деятельностью защитных механизмов "Я". Воспоминания о неприятных или опасных для "Я" событиях вытесняются из сознания и становятся подсознательными, однако впоследствии они могут вновь актуализироваться, когда "Я" ослабляет контроль над своими защитными механизмами (например, в некоторых ситуациях психоаналитической терапии).

Экспериментальная проверка этой гипотезы требует, чтобы: 1) воспроизведение материала, запоминаемого в ситуации, способной вызвать состояние тревоги, ухудшалось, если этот материал воспроизводится в ситуации бодрствующего "Я"; 2) воспроизведение этого материала улучшалось в ситуации, когда бдительность "Я" ослабляется; 3) не было различий в продуктивности воспроизведения материала в ситуации бодрствующего "Я" и в ситуации, когда бдительность "Я" ослаблена, если материал запоминался в обычной (не вызывающей тревоги) ситуации.

В работе Розенталя (1944) излагаются результаты некоторых соответствующих этим требованиям экспериментов. В одном из экспериментов 13 взрослых испытуемых заучивали ряд вербальных стимулов, в котором "нейтральные" слова (трава, дом и т. п.) чередовались с бессмысленными слогами. Сразу же после заучивания одного ряда (2 предъявления) испытуемые воспроизводили слова и затем приступали к заучиванию следующего ряда и т. д. Заучивание производилось в двух различных ситуациях: а) в обычной ситуации - задачи представлялись испытуемым как один из этапов классического экспериментального исследования; б) в ситуации, вызывающей тревогу, - задачи представлялись как тесты на определение интеллектуальности; в последнем случае при каждом воспроизведении испытуемому говорили, "соответствуют" или "не соответствуют" его результаты "норме", установленной для той популяции, к которой относится испытуемый.

Через четверть часа после заучивания в каждой из этих двух ситуаций вновь проверялось воспроизведение слов (воспроизведение I, воспроизведение II) при одном из следующих условий: 1) экспериментальное условие: первое воспроизведение осуществлялось в бодрствующем состоянии, второе - в состоянии гипноза; 2) контрольное условие: оба воспроизведения осуществлялись в бодрствующем состоянии.

На табл. XIX представлены результаты, полученные в этом эксперименте. Прежде всего можно заметить, что при заучивании материала в обычной ситуации не наблюдается никаких значимых различий в 4 средних результатах воспроизведения.

Таблица XIX. Воспроизведение материала, заученного в обычной ситуации и ситуации, вызывающей тревогу
Таблица XIX. Воспроизведение материала, заученного в обычной ситуации и ситуации, вызывающей тревогу

Аналогичная закономерность прослеживается и при сравнении 4 средних показателей воспроизведения материала, относящихся к ситуации, когда память испытуемого оценивалась как "хорошая"; в этом случае, как и в предыдущем, второе воспроизведение, осуществлявшееся в состоянии гипноза (экспериментальное условие), не отличается от воспроизведения в бодрствующем состоянии (контрольное условие). Напротив, припоминание мнемических ответов, связанных с ситуацией, в которой результаты испытуемого оценивались как "хорошие", в бодрствующем состоянии гораздо лучше, чем припоминание ответов, связанных с ситуацией, когда результаты испытуемого оценивались как "плохие". Однако воспроизведение ответов, связанных с ситуацией "неудачи", значительно улучшается в состоянии гипноза (экспериментальное условие: увеличение с 3,30 до 4,80); при воспроизведении в состоянии бодрствования такого улучшения не наблюдается (контрольное условие: 3,10 и 3,30).

Если допустить, что устранение тревожности в состоянии гипноза связано с ослаблением бдительности "Я", то тогда полученные результаты можно объяснить в рамках теории Фрейда: ответы, связанные с реакциями тревожности, могут затормаживаться, когда "Я" остается "бдительным" (бодрствующее состояние), и, наоборот, эти ответы актуализируются, когда контроль со стороны "Я" ослабляется (состояние гипноза).

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Степанова О.Ю., Злыгостев А.С., 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru/ 'Библиотека по психологии'

Рейтинг@Mail.ru