Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Психика - свойство деятельности мозга

Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию.

Ф. Энгельс

Психика - свойство деятельности мозга
Психика - свойство деятельности мозга

Основной вопрос философии может рассматриваться в двух аспектах: первый - как относится мышление к бытию, сознание к материи, второй - познаваем ли мир, познаваема ли психика человека.

Итак, что первично: сознание или материя? "Философы, - писал Ф. Энгельс, - разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира... составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма".

Идеалисты, считая первичным идею, дух, сознание, рассматривают идеальное как единственно достоверную реальность, как оторванный от материи абсолют. Они исходят из понятия: материальное есть продукт духовного. Идеализм имеет много разновидностей. Основные из них - идеализм объективный и субъективный.

Объективный идеализм, основателем которого был Платон, проповедует наличие "бессознательного мирового духа", "мировой воли", "мирового разума", от которых зависят все происходящие материальные процессы. Сторонники этого учения по сути дела признают существование высшего божества.

Субъективный идеализм утверждает, что материальное есть плод нашего чувствования. Исходя из этого учения, предметы, окружающие нас, а также все живое, включая и других людей, не более чем производное наших ощущений, которое существует не в независимой от нас объективной реальности, а в пашем сознании (Дж. Беркли, Э. Мах, Р. Авенариус и др.).

Идеализм, сложившийся в процессе исключительно сложной и противоречивой познавательной деятельности людей, был взят на вооружение теологами, ибо предоставил возможность философского толкования религиозных догм. Это обстоятельство, несомненно, способствовало широкому распространению и живучести идеалистических представлений. Порождением их является мистицизм во всех его многообразных проявлениях.

Мистицизм проповедует наличие сверхъестественных сил, непознаваемого абсолюта, который выступает то как дух, то как высшее существо, то как вечный разум, великая жизненная сила, изначальная реальность, душа всего сущего, магнетический флюид, мировой эфир и т. п. Признание сверхъестественного абсолюта, лежащего в основе любой религии и разных форм мистицизма, является следствием искаженного мироощущения, мировосприятия. Поэтому имеющие одну идеологическую основу религия и мистицизм поддерживают и дополняют друг друга и их можно рассматривать как две стороны одной и той же медали.

Материализм, в отличие от идеализма, утверждает первичность материи и рассматривает сознание как продукт деятельности материального субстрата - головного мозга. Эта точка зрения разделяется сторонниками всех направлений материалистической философии, родившихся в жестоких спорах с идеалистами. Однако яростно спорящие нередко впадают в крайность. Так слупилось и с такими убежденными борцами за материализм, как Ж. Ламетри, П. Гольбах, К. Гельвеций, Д. Дидро, К. Фохт, Я. Молешотт и др. - представителями механистического (метафизического) материализма. Они сочли возможным вообще отрицать идеальное, субъективное и утверждать материальность всего известного им, в том числе психических процессов, включая мышление, разум. Один из представителей этого течения в философии П. Кабанис, развивая идею, что мысль есть продукт деятельности мозга, высказывался таким образом: "Чтобы составить себе точное понятие об отправлениях, результатом которых является мысль, следует рассматривать головной мозг, как отдельный орган, предназначенный исключительно для ее производства, подобно тому как желудок и кишки совершают пищеварение, печень вырабатывает желчь, околоушные, подчелюстные и подъязычные железы отделяют слюну".

Метафизические материалисты утверждали, что "дух не больше отличается от стола, от света, от звука, чем эти вещи отличаются друг от друга" (И. Дицген). Критикуя это положение, В. И. Ленин писал: "Тут явная неверность. Что и мысль и материя "действительны", то есть существуют, это верно. Но назвать мысль материальной - значит сделать ошибочный шаг к смешению материализма с идеализмом". "Материя не есть продукт духа, а дух есть лишь высший продукт материи" (Ф. Энгельс). "...Идеальное, - говорил К. Маркс, - есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней". Эти положения классиков марксизма определяют сущность отношения к основной проблеме философии.

С позиций марксистско-ленинской философии - диалектического материализма - сознание, мышление, разум есть, таким образом, продукт деятельности материального мозга, результат его способности отражать объективный мир в идеальных образах. В связи с этим душа, которую мы понимаем только как синоним психической деятельности, - не независимая от материи субстанция, и потому она не бессмертна. Психика неотделима от функционирующей материи - мозга и определяется характером происходящих в нем материальных нейрофизиологических процессов на молекулярном, клеточном и органном уровнях. Эти процессы, в свою очередь, находятся в зависимости от воздействующих на мозг объективных факторов и, в частности, влияний, исходящих из внешней среды. Среди них наиболее важное значение имеют социальные факторы, обусловленные особенностями общества, в котором воспитывается и живет данный индивид.

Человек - существо социальное и лишь в условиях окружения себе подобными способен обрести личностные качества, ибо он "только в обществе может развивать свою истинную природу" (Ф. Энгельс). Следовательно, сущность психической деятельности людей, особенности их личности определяются не только анатомо-физиологическими свойствами человеческого тела (прежде всего головного мозга), но и условиями общественной жизни, условиями социальными, а значит, и установившимся в данном обществе общественным сознанием, в том числе и признанными этическими, эстетическими и правовыми нормами.

Разрешение второго аспекта основного вопроса философии- вопроса о познаваемости мира, о познаваемости материального и идеального, материи и сознания - вытекает из сказанного выше. Если идеальное - это производное от материального, следовательно, познаваемого, а сознание - свойство, функция высокоорганизованной материи - мозга, то идеальное, и в том числе сознание, психика также становятся в принципе познаваемыми.

Следует отметить, что основной вопрос философии в течение многих веков рассматривался лишь философами. Однако в дальнейшем он превратился и в естественнонаучную проблему. Этому во многом способствовали обоснование возможности изучения деятельности мозга и обусловленных ею психических функций, а также разработка методов исследования мозга и процессов, протекающих в нем как в норме, так и при различных заболеваниях.

Очень долго познание психической деятельности носило чисто эмпирический характер. В античном мире изучением психических явлений особенно много занимался Аристотель. Он написал трактат "О душе", в котором были разработаны система психологических понятий и синтезирующее их представление о душе. По Аристотелю, разнообразные проявления активности тела есть следствие функций души, воплощающей в себе жизнь тела и определяющей его одушевленность. Выдвинутая им идея определенной сопряженности души с телом (душа "не есть тело, но все же есть нечто от тела") представляет собой несомненный шаг вперед по сравнению с платоновской отчужденностью возвышенной "всемирной души" от бренного низменного тела. Аристотель подчеркивал, что исследование души и ее свойств есть "дело естествоиспытателей".

Основатель рефлекторной теории деятельности нервной системы Р. Декарт, стремившийся к материалистической трактовке мира, оказался не в состоянии разобраться в отношениях между материей и сознанием и утверждал, что между ними существует непреодолимая пропасть. Он считал, что материальное познаваемое тело приводится в действие независимой от тела идеальной непознаваемой духовной силой, которая и определяет всю осмысленную, целенаправленную деятельность человека. "Душа по природе своей, - писал Декарт, - не находится ни в каком отношении ни к протяженности, ни к измерениям или каким-либо другим свойствам материи, из которой состоит тело..."

И. П. Павлов, критикуя крупного английского физиолога Ч. Шеррингтона за идеалистические взгляды на сущность психических функций, за неуверенность в том, что "мозг имеет какое-нибудь отношение к нашему уму", - сравнивал подобную точку зрения с представлениями Декарта о мозге как о пассивном инструменте, рояле, и о душе - исполнителе, "который извлекает из этого рояля всякие арии и все, что хочет".

Во времена Декарта поиск связи между душой и телом был проблемой века. Разрешить эту проблему представлялось крайне сложно хотя бы потому, что тогда не было сколько-нибудь адекватных методик. Исследования велись главным образом путем вскрытия трупов животных и людей, однако при этом нельзя было получить сведения, которые дали бы возможность определить соотношение между душой и телом. Этот вопрос мучил и легендарного доктора Фауста.

 Чтоб жизни суть постичь и описать точь-в-точь, 
 Он, тело расчленив, а душу выгнав прочь, 
 Глядит на части. Но... 
 духовная их связь
 Исчезла, безвозвратно унеслась!

Позднее, уже в XIX столетии такие известные естествоиспытатели, как Э. Пфлюгер, III. Броун-Секар, Ф. Гольтц, - I. Шеррингтон и многие другие не решались даже сделать попытку преодолеть кажущуюся пропасть между материальным телом и идеальной душой. Один из крупнейших физиологов конца XIX века Э. Дюбуа-Реймон писал: "Сознание не только при теперешнем состоянии нашего познания не может быть объяснено из материальных условий. Что такое объяснение станет доступным для человеческого ума спустя десятилетия или столетия есть мнение ложное".

Однако в России уже в середине прошлого века революционные демократы придерживались материалистического монистического взгляда на природу человека. Они решительно отказывались от традиционного противопоставления души и тела. Так, В. Г. Белинский еще в 4847 году писал в журнале "Современник": "Духовную природу человека не должно отделять от его физической природы, как что-то особенное и независимое от нее, но должно отличать от нее, как область анатомии отличают от области физиологии". В домарксистском материализме наиболее развитая и обоснованная концепция сущности психической деятельности принадлежит Н. Г. Чернышевскому.

Подлинным глашатаем идеи познаваемости психических функций и рефлекторного принципа деятельности обеспечивающего их головного мозга стал И. М. Сеченов - "отец русской физиологии", по определению И. П. Павлова.

В начале 1863 года И. А. Некрасов, бывший в то время редактором "Современника", обратился к Сеченову с просьбой дать в журнал популярный материал о физиологических основах человеческой психики. Ученый охотно согласился. В десятом номере журнала за тот же год должна была пойти его статья под названием "Попытка ввести физиологические основы в психические процессы". Однако царская цензура не пропустила ее, разрешив публикацию лишь в медицинском издании при условии изменения заглавия и некоторых переделок.

Работа Сеченова была помещена в журнале "Медицинский вестник" под, казалось бы, нейтральным названием - "Рефлексы головного мозга". В ней ученый вторгся в таинственный и запретный, с точки зрения религии, мир человеческой психики - вторгся, как и подобает естествоиспытателю, с целью его изучить и объяснить. "Я решаюсь пустить в общество несколько мыслей, - писал ученый, - относительно психической деятельности головного мозга, мыслей, которые еще никогда не были высказаны в физиологической литературе по этому предмету".

И. М. Сеченов утверждал, в частности, что психическая деятельность выражается в конечном счете внешними признаками, а между тем законы внешних ее проявлений еще крайне мало изучены. Он наметил пути разработки этих законов и указал на перспективность исследования при этом рефлекторной деятельности головного мозга. Познаваемость психической деятельности он доказывал, исходя из того, что "все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы". По Сеченову, рефлекторную природу имеют пе только непроизвольные, но и произвольные движения. При этом он допускал возможность их задержки или, наоборот, усиления. Мысль он также расценивал как психический рефлекс с задержанным внешним выражением. Будучи рефлекторной, психическая деятельность, по мнению исследователя, зависит от воздействующих на человека внешних факторов, от условий его бытия и социального окружения.

Не все идеи Сеченова сегодня бесспорны. Однако "Рефлексы головного мозга" читаются с большим интересом и в наши дни. Автор впервые "отбросил философские теории о душе и прямо взялся за изучение материального субстрата психических явлений - нервных процессов" (В. И. Ленин). Этот труд содержит много революционных для времени его выхода в свет идей. Недаром, запрещая издание работы отдельной книгой, петербургский цензурный комитет писал: "...Книга Сеченова "Рефлексы головного мозга" представляется направленной к развращению нравов (статья 1001 "Уложения о наказаниях") и подлежит судебному преследованию и уничтожению как крайне опасная по своему влиянию на людей, не имеющих твердо установленных убеждений".

И все-таки, несмотря на богатство оригинальных и перспективных научных идей, труд Сеченова носил в основном умозрительный характер и не имел солидного фактического, прежде всего так необходимого в физиологии экспериментального подкрепления. Дальнейшему раскрытию сущности работы мозга и обусловленной ею психофизиологической деятельности отдал 35 лет своей жизни И. П. Павлов, в процессе изучения высших психических функций впервые применивший новый, созданный им метод условных рефлексов..

Как Сеченов, так и Павлов были непримиримыми, страстными борцами за материалистический подход к разработке важнейших вопросов естествознания. Они утвердили факт познаваемости психических функций и проложили дорогу для всех последующих исследований человеческой психики, подтвердив тем самым правильность марксистского взгляда на основной закон философии.

Сеченов, Павлов и их многочисленные сторонники и последователи показали, что изучение психической деятельности и, в частности, тех ее проявлений, которые определяют мышление человека, его разум, должно вестись через посредство углубленного исследования строения и функции нервной системы, главным образом головного мозга. Этим вопросам мы и посвятим следующую главу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"