Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Луч сознания

Луч сознания
Луч сознания

Как лунатик

Благодаря луне,

Как укротитель,

Благодаря львам,

Как волнорез

Благодаря волне -

Вы существуете

Благодаря мне,

Я - благодаря вам!

Л. Мартынов

Информация, поступающая по различным каналам в мозг, образующиеся на ее основе и накапливающиеся в анналах памяти с младенческого возраста восприятия и знания определяют содержание сознания. Сознание в философском смысле - это психическое отражение действительности. "Сознание, - писал В. И. Ленин, - вообще отражает бытие, это общее положение всего материализма". Такое представление о сознании определяет его понимание в аспекте основного вопроса философии как вторичного, идеального по сравнению с первичным, материальным миром.

В психофизиологии под сознанием понимается пе просто психическое отражение мира, а высшая, специфически человеческая форма психического отражения объективной реальности. Сознание включает осознание самого себя, а также осознание происходящего вне нас и наших взаимоотношений с природой и социальной средой. Благодаря ему, человек способен не только к чувственному, но и к рациональному познанию, которое недоступно животным и позволяет проникать в сущность вещей глубже, чем это возможно сделать через посредство органов чувств. Человек живет в связи с этим не только в мире непосредственных впечатлений, но и отвлеченных понятий, усваивая при этом как собственный опыт, так и опыт общечеловеческий.

Сознание следует рассматривать как интегративную функцию по сути дела всего мозга. Оно свойственно только человеку, человеческой личности. К психофизиологическим качествам личности, наряду с сознанием, относятся темперамент, характер, способности, интеллект и память, эмоциональная сфера. Личность формируется на основе врожденных предпосылок в процессе познания мира под влиянием совокупности воздействия на индивидуума общественных отношений и природных факторов; особенности ее во многом определяются исторически сложившимися социальными условиями, в которых происходит ее формирование.

Многообразие факторов, определяющих особенности личности, характеризует индивидуальность и практическую неповторимость психической деятельности каждого человека. Даже выросшие и живущие в, казалось бы, идентичных условиях люди по своим личностным качествам, как правило, значительно отличаются друг от друга. Наша повседневная жизнь дает тому многочисленные примеры. Немало их и в литературных произведениях. Так, в патриархальной семье Лариных пе похожи друг на друга сестры Ольга и Татьяна (А. С. Пушкин, "Евгений Онегин"), а в школьном интернате диаметрально противоположны по своим личностным качествам воспитанники Саня Григорьев и Ромашов (В. А. Каверин "Два капитана"). Это вполне объяснимо, ибо, как считает психиатр А. А. Меграбьян, "индивидуальное сознание личности избирательно приемлет, присваивает и даже видоизменяет содержание общественных идей, преломляя их сквозь призму индивидуальных особенностей - темперамента, характера врожденных задатков и способностей, а также особенностей микросоциальной среды, непосредственно окружающей ее".

Каждый из нас представляет собой частицу природы. Мы "...нашей плотью, кровью и мозгом принадлежим ей и находимся внутри ее" (Ф. Энгельс). В то же время в своем сознании мы не сливаемся с ней полностью, а осознаем свою индивидуальность, субъективность, свое "я", свою личность. Формула "я сам" означает прежде всего утверждение своей неповторимости, своего отличия от других. Но это утверждение относительно. Человеческое "я" не что-то замкнутое и оторванное от общества. "Разве многие элементы этого "я" не принадлежат миру, который ему предшествовал и находился вне его?" - писал по этому поводу Томас Манн.

Человек, в отличие от животных, не просто биологическое существо, а социально-биологическое. При этом именно социальное бытие и является фактором, определяющим сознание. Бытие же связано с психикой, мышлением, а следовательно, и с поведением человека не прямо, а, как говорят социологи, через микросреду - непосредственное окружение. Жизнь в условиях человеческого общества является стимулом к пробуждению сознания. Поэтому можно сказать, что сознание есть свойство общественного индивида. Следовательно, и самосознание, осознание своего "я", обеспечивающее человеку, в отличие от животных, качественно более высокий, точнее, высший тип саморегуляции, есть не что иное, как результат взаимодействия человека с социальной средой. Еще В. Г. Белинский писал: "Создает человека природа, по развивает и образует его общество". Именно общество определяет мировоззрение человека, его социальные установки, круг этических, эстетических и интеллектуальных потребностей.

Особенности личности проявляются в характере взаимоотношений человека с внешней средой, в его поступках, но никогда не сводятся только к ним. В связи с этим извне личность практически невозможно познать до конца. Однако с помощью психологических экспериментов, а также в процессе общения в различных, особенно экстремальных, ситуациях мы можем многое узнать друг о друге и с большой долей вероятности предвидеть поведенческие реакции хорошо знакомых нам людей в тех или иных условиях. Это объясняется тем, что личностные особенности каждого из нас определяет относительное постоянство нашего реагирования на различные события, факты, предметы в связи с определенной стабильностью наших потребностей, установок, привычек, вкусов, характерологических признаков.

Но вместе с тем:

 Как мир меняется! 
 И как я сам меняюсь! 
 Лишь именем одним я называюсь, 
 На самом деле то, что именуют мной, - 
 Не я один. Нас много. Я - живой.

Н. Заболоцкий

Да, личность человека все-таки не что-то неизменное, ибо в процессе жизни (детство, юность, зрелые годы) она развивается, а может (при некоторых заболеваниях, в глубокой старости) и регрессировать в своем развитии.

Способны ли мы к самопознанию, к трезвой самооценке, к анализу своих личностных качеств? В определенной степени да. Литературный герой Ж. Сименона комиссар Мегрэ среди ночи поймал себя на самонаблюдении. Думая о вчерашнем ограблении табачной лавки, он вдруг осознал себя думающим об ограблении. Потом - думающим о том, что думает об ограблении. И так далее. "Кто же из них я?" - мелькнуло у него в голове. Мегрэ поежился: этот, задавший вопрос, был каким-то новым - не тем, который думал о том, который думал об ограблении..."

Комиссар Мегрэ по сути дела обладал свойственной каждому из нас способностью абстрагироваться и посмотреть на себя "со стороны". При этом как будто в зеркале мы видим свое отражение и можем оценивать его критически. Такая способность делает более или менее реальными наши представления о себе, о своем положении в коллективе, о соответствии нашей внешности, наших поведенческих реакций этическим и правовым нормам общества, в котором мы живем. Она помогает в какой-то мере объективно оценить самого себя.

Пытаясь лучше понять мотивы действий другого человека, мы также можем в какой-то степени поставить себя "на его место" и попытаться воспринять окружающую действительность, глядя с его позиций. Это позволяет определить, насколько его поведенческие реакции адекватны тому, что сделали бы мы, находясь в его положении, дает нам возможность выносить собственную субъективную оценку поведения другого человека в той или иной жизненной ситуации. Благодаря этому можно лучше понять других, составить впечатление об особенностях их личности п определить свое к ним отношение, воспитать способность к сопереживанию.

Умение посмотреть на окружающий мир, на конкретную ситуацию, а подчас и на самого себя с точки зрения другого человека полезно каждому из нас, оно помогает лучшему взаимопониманию в коллективе, определяет более адекватную оценку и самооценку. Особенно важны эти качества для писателя и актера. Однако и они всегда остаются "в глубине души" самими собою, сохраняя ядро собственной личности, не теряя самосознания, своего "я". Даже самый эмоциональный актер обычно в определенной степени контролирует себя, оценивает свою игру, игру партнеров, реакцию публики и никогда полностью не отключается от реальной действительности, никогда не теряет своего "я".

Истинное расщепление личности, при котором человек живет как бы двойной жизнью, возможно только при некоторых психических заболеваниях. Оно может проявляться в том, что установки, которыми руководствуется больной в разное время, могут находиться в вопиющем противоречии. Тогда в одном человеческом теле как бы начинают сосуществовать две личности, которые временами полностью подменяют одна другую. С подобным феноменом Ж. Сименон также сталкивает своего Мегрэ. Комиссар подозревает подследственного, совершившего убийство и напрочь, очень естественно отрицающего какую бы то ни было возможность совершения им такого поступка, в симуляции психопатологии. Мегрэ по личному опыту знает, что человек может сыграть в "наблюдателя самого себя" и в "наблюдателя наблюдателя", однако, какие бы роли он ни играл, ощущение собственного "я" его не покидает. Но эксперт-психиатр разъясняет, что подследственный к вздору о разных "я" относится слишком серьезно, так как на самом деле не отождествляет себя в одной роли с собою же в роли другой. Он говорит о том, что у преступника распалось непосредственное ощущение "я", как выражаются немецкие психиатры, "чувство ячества". И это уже болезнь личности.

В условиях патологии, писал психиатр С. С. Корсаков, "личность изменяется иногда чрезвычайно резко и быстро. Человек становится совершенно не тот, каким был прежде, теряет свои наиболее характерные душевные черты: из скромного делается хвастливым, из кроткого и мирного - драчливым, из вдумчивого и глубокомысленного - крайне поверхностным, непоследовательным в своих выводах". Такие болезненные изменения могут быть временными, преходящими с последующим полным восстановлением психики или же прогрессирующими, ведущими к необратимым дефектам личности.

Если личность как таковая есть понятие относительно стабильное для данного человека и изменяют ее лишь годы и болезни, то сознание подвержено большим изменениям даже в течение суток. Уровень его меняется под влиянием ярких эмоциональных переживаний, при утомлении, при переходе в состояние сна и т. д. Тем не менее, если у человека сознание ясное, то он относится к окружающему в какой-то степени с пониманием, со знанием (может быть, поэтому такое состояние и называют сознанием). Без понимания, без знаний, как и без мышления и речи, по существу, нет и сознания. Любое восприятие, представление являются частью сознания лишь постольку, поскольку они обладают определенным смыслом в системе приобретенных в процессе жизни знаний.

"Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, это - знание" (К. Маркс). Однако нельзя отождествлять сознание со знанием. Характер первого определяется и эмоциональным состоянием и уровнем общей активности организма в настоящее время. К тому же в его сфере никогда не могут находиться все знания, накопленные человеком за свою жизнь. Для их хранения существует память. И только часть их в каждый конкретный момент осознается и используется в процессе текущего мышления.

Если сознание рассматривать как психофизиологический процесс, то его нельзя отождествлять и с понятием "психика", так как в каждый момент в него включаются далеко не все психические процессы. Сознание - это осознание. Оно вбирает в себя лишь ту часть многообразной психической деятельности человека, которая в данное время находится в сфере его внимания, которую он осознает. Сознание, как блуждающий луч прожектора, высвечивает из всей многоплановой и многоуровневой психической деятельности индивида ее часть, активную в настоящий момент. При этом определенным стержнем осознаваемого является осознание себя как личности и основных установок, определяющих отношение к собственным действиям и окружающей действительности. Последнее во многом зависит от результатов сопоставления реальности со свойственными данной личности представлениями о допустимой этической норме.

Еще в древности говорили: "Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку". Дозволенное определяется многими факторами: уровнем социального развития общества, социальным положением человека в этом обществе, возрастом и т. п. По-разному мы ведем себя дома и на работе, во время служебного совещания и в туристическом походе, с собственными детьми и случайными соседями по купе. Способность правильно оценивать ситуацию и соответственно ее особенностям организовывать собственное поведение входит в характеристику нормального сознания. Всякое проявление свойственной детям наивности у взрослого, кокетство подагрической старухи или командный пыл рядового работника по отношению к своим сослуживцам могут восприниматься как неправильности поведения.

"Сознание выступает как средство, направляющее деятельность на достижение определенных целей... Только этим оправдано возникновение сознания в процессе исторического развития человечества" (Е. В. Шорохова). Степень напряженности сознания постоянно варьирует. При этом параллельно меняется объем осознаваемой информации, уровень и интенсивность мышления. Если продолжать упомянутую выше аналогию с прожектором, высвечивающим осознаваемое из всей свойственной мозгу в данный момент психической деятельности, то можно говорить о значительных колебаниях как интенсивности испускаемого этим прожектором луча, так и диаметра светового пучка. Результатом этого является неустойчивость степени осознаваемости и площади попадающей в сферу сознания части психического поля. Поэтому наше сознание и ясность, а также объем осознаваемой нами информации не идентичны во время, скажем, защиты дипломного проекта и в спокойной домашней обстановке. В той и другой ситуации наша психическая активность различна, и это сказывается на содержании и темпе мышления, на манере разговора, на характере используемого в нем словарного фонда.

Обобщая данные собственных исследований и большой литературный материал, американский физиолог Д. Линсли выделил ряд последовательно сменяющих друг друга в зависимости от физического состояния организма и условий окружающей среды уровней сознания и соответствующих им особенностей поведения и изменений на электроэнцефалограмме.

Электроэнцефалография (энцефалон - головной мозг, графо - пишу) - запись биоэлектрических потенциалов (ЭЭГ), появляющихся в нервных клетках в процессе их деятельности. В разработке метода принимали участие в XIX веке Э. Дюбуа-Реймон, Р. Кетон, В. Я. Данилевский, И. М. Сеченов, а в 20-х годах нашего столетия - В. В. Правдич-Неминский и Г. Бергер, положившие начало клинической электроэнцефалографии. Дальнейшее ее развитие во многом определялось успехами электроники. На основе ее были разработаны электронные усилители и многоканальные регистрирующие системы, позволившие проводить одновременную регистрацию мозговых биотоков с различных участков головы. Такая запись отражает суммарные результаты биопотенциалов невронов коры и подкорковых структур и характеризует их функциональное состояние.

Для спокойного бодрствования на фоне ясного сознания характерно легко переключающееся, "блуждающее" внимание (Д. Линдсли). В этот период в сфере сознания преобладают свободные ассоциации, мышление продуктивно, стандартные действия легко выполнимы. На электроэнцефалограмме же отмечаются явления синхронизации ритмов, при этом оптимально выражен основной биоритм, или альфа-ритм.

Усиление активности психической деятельности проявляется в повышении напряженности, настороженности. Внимание преимущественно избирательное, хотя и сохранена способность активного его переключения на другие объекты. Внимание сконцентрировано, поведение организовано, работа продуктивна, реакции быстрые, точные. На ЭЭГ при этом - явления частичной десинхронизации биоритмов, появляются низкоамплитудные быстрые волны.

Если активность мозговых функций повышена чрезмерно, отмечается встревоженность, эмоциональное перевозбуждение (страх, ярость и т. д.). Внимание рассеяно, восприятие ограничено, характерно состояние замешательства. Продуктивность поведенческих реакции бедная, они дезорганизованы, самоконтроль за ними расстроен. На ЭЭГ - выраженная десинхронизация биоритмов, низкоамплитудные волны разной частоты.

При изменении активности мозга в обратную сторону относительно состояния спокойного бодрствования, то есть при снижении мозговой активности, отмечается переход в дремотное состояние. Уровень сознания при этом низкий, интеллектуальные процессы замедлены, восприятие фрагментарно, периодически "отключается". Поведенческие реакции обеднены, спорадичны, плохо координированы, нарушена их временная организация. На ЭЭГ - редуцированные альфа-волны, низкоамплитудные медленные волны.

Дальнейшее снижение активности мозга ведет к погружению в сон. При этом сознание в выраженной степени редуцировано, поведенческие реакции практически отсутствуют. Состояния ЭЭГ во время сна мы коснемся в следующей главе. Сейчас же отметим лишь, что при дальнейшем прогрессирующем угнетении сознания человек может впасть в коматозное состояние, что уже является признаком, как правило, тяжелой патологии, представляющей опасность для жизни.

Изучение различных уровней сознания, сопутствующих им поведенческих реакций, продуктивности мышления и изменений на электроэнцефалограммах подтверждает их принципиальное соответствие и зависимость от происходящих в мозгу психофизиологических процессов. Это весомый аргумент в пользу познаваемости сущности психической деятельности не только субъективными, но и объективными методами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"