Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Становление личности

Становление личности
Становление личности

Создает человека природа, но развивает и образует его общество.

В. Г. Белинский

При рождении ребенок по беспомощности и неразумению, пожалуй, превосходит новорожденных всех других видов живых существ, так как он не только плохо подготовлен к жизни физически, но у него к тому же, в отличие от животных, крайне бедны врожденные, безусловные рефлексы. Сразу после рождения он способен лишь реагировать криком и беспорядочными движениями на неприятные раздражители да наделен сосательным рефлексом. Всему остальному, что принято считать присущим человеку, ему предстоит учиться.

Это обстоятельство настолько очевидно, что еще в начале IV века и. а. один из первых римских апологетов христианства Арнобий писал, что человек, выросший в условиях изоляции от людей, "даже если он потомок Платона или Пифагора", попав в человеческое общество в возрасте двадцати лет и позже, будет "более глупый, чем животное; он обнаружит не больше чувств, чем дерево или камень; он не будет знать ни суши, ни моря, ни звезд, ни метеоров, ни растений, ни животных... Если он будет вынужден под впечатлением поразивших его новых предметов начать говорить, то из его раскрытого рта выйдут одни только нечленораздельные звуки..."

Вспомним еще раз Каспара Хаузера, которому уже было уделено достаточное внимание. Но его история - это, если можно так сказать, не чистый каспархаузеровский психологический опыт. Большой интерес в этом плане представляют дети, в воспитании которых люди не принимали вообще никакого участия, - реальные прототипы киплинговского Маугли. Таких детей насчитывается несколько десятков. У них, как правило, человеческим бывает лишь тело, тогда как психика и поведение скорее соответствуют таковым у животных, среди которых им пришлось жить.

Одно из первых таких наблюдений описал ирландский врач Б. Коннор. В 1694 году, когда он служил при дворе польского короля Яна Собесского, на границе между Литвой и Россией был найден живший с медведями десятилетний ребенок. "Было страшно смотреть на него: он не обладал ни разумом, ни речью; его голос и он сам не заключали в себе ничего человеческого; человеческим у него было только внешнее строение тела. Он ходил на четвереньках, подобно животным. Будучи отделен от медведей, он, казалось, скучал но ним: тоска и беспокойство были написаны на его лице, когда он находился в обществе людей. Его можно было принять за пленника, стремящегося только к побегу. Упорные занятия с этим человеком-медведем привели к тому, что он научился стоять на двух ногах, понемногу привык к человеческой пище и, наконец, стал кое-как понимать человеческую речь и произносить грубым голосом несколько слов". О своей жизни в диком состоянии, как утверждает Коннор, он не мог вспомнить, "как мы не в состоянии вспомнить того, что было с нами, когда мы находились в колыбели". Автор делает заключение, что в обществе Животных "этот ребенок жил чисто механически, думая не больше, чем животное, чем новорожденный ребенок или человек спящий, находящийся в летаргическом сие или пораженный апоплексией".

Голландский врач и естествоиспытатель XVIII века Бургаве рассказал о ребенке, найденном среди диких коз. Он вел себя и жил, как эти животные; у него были такие же вкусы и наклонности, такой же звук голоса, и, как считает Бургаве, "такая же глупость была написана на его физиономии". Отсутствие свойственных человеку личностных качеств отмечено также у детей, "воспитавшихся" в стае обезьян, волков и других животных.

В 1920 году в Индии доктор Синг обнаружил в волчьем логове вместе с волчатами двух девочек. Одной из них было лет семь-восемь, другой - года два. Младшая вскоре умерла. Старшая же, названная Камилой, прожила под наблюдением доктора около 10 лет. Камила ходила на четвереньках, опираясь на руки и колени. Она лакала воду, как собака, с жадностью набрасывалась на сырое мясо и кости, рычала на людей, а по ночам выла по-волчьи. Девочка хорошо видела в темноте, боялась огня, не мылась, сбрасывала с себя одежду, в которую ее пытались облачить.

"Очеловечивание" Камилы происходило с большим трудом. Лишь через два года она кое-как научилась стоять, через шесть лет - ходить, однако, если нужно было перемещаться быстрее, она передвигалась как четвероногое существо. Особенно медленно шло обучение речи. Через четыре года она знала всего лишь шесть слов, а через семь - сорок пять. К этому времени девочка перестала бояться людей, стала пить из стакана. К 17-18 годам умственное развитие Камилы было как у обычного четырехлетнего ребенка.

Совсем недавно в печати появилось сообщение, что сейчас в Гвинее-Бисау в школе-интернате воспитывается ребенок Уморе Рубильди, которого в возрасте 9-10 лет обнаружили в джунглях в стае обезьян. Он был абсолютно дик, его поведение по сути дела ничем не отличалось от обезьяньего. Благодаря хорошему слуху, зрению, памяти, способностям к подражанию, а главное, повышенному вниманию к нему педагогов ребенок усвоил человеческие манеры: научился ходить, принимать пищу, сидя за столом, и т. п. После нескольких лет целенаправленной работы учителей ребенок стал понимать обращенную к нему речь, при этом непонимание смысла многих слов он компенсирует хорошей ориентацией в интонационной структуре. Развитие активной речи происходит значительно труднее, и пока что Уморе лишь с трудом произносит отдельные слова. Письменная речь и арифметика ему до сих пор не даются вовсе.

Итак, человек становится личностью, только воспитываясь в обществе людей. Это весьма очевидное и уже не единожды нами обсуждавшееся положение не так-то просто было увязать с религиозными представлениями о бессмертной душе. Как объяснить ее "беспомощность" и "бессодержательность", если она сама по себе есть воплощение разумного? Теологи вынуждены были, делая уступку неопровержимой действительности, вести речь о том, что "душа лишена врожденных идей, кроме идеи бога, и все ее знания имеют источником чувственные восприятия" (Арнобий).

Таким образом, казалось бы, все человеческое в нас - результат обучения, наблюдений, знаний, опыта, приобретаемых в течение жизни. Но правильным ли будет такое утверждение? Не вызывает сомнения, что без воспитания в человеке не проявятся человеческие качества. Однако, как мы уже убедились, животное, даже если оно живет среди людей, остается животным. Значит, воспитание может сформировать человека как личность только в том случае, если предметом этого воспитания является биологическое существо, которому свойственны врожденные, унаследованные от родителей и более отдаленных предков задатки свойственной людям психической деятельности. Если же ребенок при рождении был лишен этих задатков, то в процессе воспитания у него не могли бы проявиться свойственные человеческой личности способности. Такое воспитание можно было бы уподобить работе фотографа, заснявшего красивейшие пейзажи или ценную документацию на фотопленку, на которую ранее не был нанесен светочувствительный слой.

Однако и у людей врожденные задатки неидентичны, они тоже наследуются. Но не так, как форма носа или уха, разрез глаз или группа крови. Унаследованные нос или ухо сформируются сами по себе, а вот чтобы проявились унаследованные способности к физике, живописи или музыке, надо чтобы человек в процессе воспитания имел хоть какую-то возможность заниматься ими. А если такой возможности нет вовсе? Тогда, вероятно, и врожденные способности и даже высшее их проявление - талант - могут оставаться нераскрытыми. И кто станет утверждать, что в описанном Коннором человеке-медведе не погиб второй Рембрандт, а в Каспаре Хаузере - второй Ньютон? Возвращаясь к параллели с фотопленкой, можно сказать: если она покрыта высокочувствительным фотоэмульсионным слоем, но на нее ничего не заснято, то после ее проявления на ней также не будет изображения.

Если человек воспитывается среди людей, то обычно возникает возможность развития заложенных способностей. Но их проявление будет зависеть от двух факторов: во-первых, от выраженности унаследованных задатков и, во-вторых, от того, насколько условия воспитания способствуют их реализации.

При равных врожденных предпосылках степень их проявления зависит от среды, в которой живут дети, от условий, в которых они воспитываются. Поэтому одаренность, скажем, к музыке практически всегда проявится, если ребенок воспитывается в семье музыканта, но она же может вовсе не получить выражения, если он воспитывается в семье, далекой от этих интересов. Однако если в последнем случае наделенный способностью ребенок столкнется с миром музыки, то возникает надежда на то, что имеющиеся у него задатки начнут развиваться.

В то же время при равных условиях ярче проявит себя одаренность у того человека, у которого она более выражена. Например, при воспитании и обучении в музыкальной школе-интернате формируются музыканты разного профессионального уровня.

Если же дарование выражено особенно ярко, то оно может выявиться даже в условиях, мало для этого подходящих. Пример тому - Т. Г. Шевченко и М. Горький, А. В. Кольцов и С. Есенин. Поэтому-то иногда и говорят, что если есть талант, то он проявится. Да, конечно, таланту легче проявиться, чем рядовым способностям. Но кто поручится, что все талантливые от природы люди нашли свое призвание? Что их не губили и не губят национальное бесправие, нищета, нужда в странах капитала.

Кто воспитывает детей? Практически все, с кем они сталкиваются. Но прежде всего это родители. Недаром опытные учителя уже в первые недели занятий с первоклассниками составляют, как правило, в принципе верное впечатление о родителях: о их культуре говорят внешний вид детей, их манеры, обиходный словарь, интересы, уже формирующиеся жизненные установки. Ведь обычно совершенно иной бывает психология ребенка высококвалифицированного труженика и пьяницы или шабашника.

Уже с первых недель жизни ребенка роль родителей особенно велика в формировании его эмоциональной сферы, в частности чувства любви, гуманности по отношению к окружающим. С помощью остроумных опытов на обезьянах, когда с момента рождения детеныша мать подменялась макетом с соской, а также на основе психологического изучения детей, воспитанных без материнской ласки, установлено, что характер эмоционального реагирования формируется в раннем возрасте. Поэтому эмоциональная сфера людей, обделенных душевным теплом в детском возрасте, нередко на всю жизнь остается обедненной. Ребенок, выросший в условиях грубого, жестокого обращения, сам нередко становится грубым и жестоким по отношению к окружающим. А это не может не сказаться на направленности его мыслей, на характере его потребностей, на его поведении.

Вслед за родителями наибольшую возможность влиять на детей имеют воспитатели детских садов и учителя. И если первые в большинстве своем не имеют специального педагогического образования, то последние, как правило, прошли определенную профессиональную подготовку. Однако они общаются с детьми ограниченное время, а кроме того, в сфере их внимания находится довольно большой, разнообразный детский коллектив, и подчас бывает трудно найти индивидуальный подход к каждому ребенку. А это, естественно, мешает раннему выявлению его индивидуальных склонностей.

Сложность работы учителей и воспитателей заключается еще и в том, что им самим надо иметь особого рода способности, а то и талант. Ведь преподавание и воспитание - дело весьма пе простое. Можно быть высокознающим физиком или литератором, математиком или историком, но не знать специфики работы с детьми, студентами, не понимать особенностей их восприятия, мышления, эмоциональной сферы. Это, как правило, мешает и передаче обучающимся своих, подчас весьма обширных знаний. Правда, в педагогических институтах преподаванию учат, и в связи с этим школьные учителя должны уметь строить урок интересно, излагать материал ярко, полно, логично и т. д. Но нужно помнить - преподавание требует таких же способностей, как и музыка, и живопись, и занятия математикой или гимнастикой. Хороший педагог, может быть, в еще большей степени, чем другой специалист, должен быть способен к педагогической деятельности, должен любить свою работу и отдавать ей не только знания, но и много душевных сил.

- Кстати, возможно ли настоящее умение без способностей? Если да, то это, как правило, всего лишь умение работать по подготовленному кем-то ранее трафарету. Это умение обычно лишено вдохновения, поиска, стремления понять непонятное, совершенствовать свой труд, мыслить творчески. И потому мы говорим о выдающихся педагогах, таких, к примеру, как Ян Амос Коменский или К. Д. Ушинский, А. С. Макаренко или В. А. Сухомлинский, так же как о талантливых музыкантах и математиках, полководцах и шахматистах.

Ответственность родителей и учителей за процесс воспитания и обучения в значительной степени повышается и в связи с тем, что многому человек может относительно легко обучиться, закрепив при этом приобретенные навыки практически на всю жизнь, лишь в определенный период своего развития. В дальнейшем те же знания и навыки он если и способен усваивать, то с гораздо большим трудом.

В настоящее время в педагогической литературе уже появляются высказывания, что учащиеся усваивают разные по характеру знания значительно легче и быстрее в определенном возрасте, иначе говоря, на той или иной стадии развития мозга.

Изучением этого вопроса занимается, в частности, коллектив психологов и педагогов Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, возглавляемый профессором Д. Б. Элькониным, на базе детских садов и школ города Москвы. Исследователи пришли к выводу о целесообразности условного деления детского возраста на три периода: от рождения до трех лет, от трех лет до десяти и от десяти до шестнадцати. В каждый из этих трех периодов выявлены существенные особенности интеллектуальной деятельности, способствующие усвоению определенных знаний. Особенно ответственными являются этапы перехода детей из одного возрастного периода в другой, и в это время необходимо существенное изменение системы преподавания. По утверждению участников эксперимента, это позволяет в значительной степени интенсифицировать учебный процесс, что в принципе соответствует растущим в наше время требованиям к объему и качеству знаний, усвоенных детьми за время их обучения.

Некоторой ясности удалось достичь в разработке частного вопроса: в каком возрасте успешнее усваивается язык. Как показывают наблюдения за детьми, воспитывающимися в нормальных условиях, ребенок проявляет поразительные способности к языку и речи в период от 1,5 до 3 лет. В это время он фактически познает основы родного языка лишь благодаря языковому контакту с родителями, окружающими взрослыми людьми и детьми. Затем, в период с 3 до 5 лет, он интенсивно совершенствует родной язык, сочетая этот процесс с продвижением семимильными шагами по пути познания мира и развития мышления.

В возрасте до 5-7 лет ребенок может одновременно выучить и два и три языка. Он делает это легко, общаясь со сверстниками, а также со взрослыми людьми, пользующимися в обиходе тем или иным "вторым" или "третьим" для него языком.

Почему подчас так трудно дается детям овладение иностранными языками в школах? Ведь их преподают квалифицированные педагоги. Как считает канадский нейрофизиолог В. Пенфилд, дело, видимо, в основном в том, что ребенка "начинают обучать языку тогда, когда он уже достаточно вырос". Мозговые механизмы речи к этому времени "становятся менее гибкими, окостенелыми и не могут приспособиться к новым условиям, как не может сгибаться дуб во время бури". "Помните, - говорил Пенфилд, проводя беседу с будущими учителями, - что для обучения языкам мозг человека становится после 9 лет неподатливым, негибким".

Уже накопленный в нашей стране опыт более раннего (с 8 лет) обучения иностранному языку в специальных языковых школах подтверждает справедливость положения, что более раннее обучение позволяет детям легче и быстрее осваивать не только родной, но и иностранные языки...

Ранее мы уже уделяли немало внимания тому, что у детей, лишенных в первые годы жизни социальной среды, имели место не только безусловные трудности в усвоении языка, но и выраженное отставание в интеллектуальном развитии. Они с большим трудом осваивали общие правила человеческого общежития, им плохо давались элементы общей культуры, такта, которым тоже надо учить с детства. Уже в раннем возрасте ребенку необходимо приобрести многочисленные навыки - как ходить, как сидеть, как пользоваться за столом ножом и вилкой; у него должны выработаться начальные этические нормы - как относиться к родителям, бабушке, сверстникам, незнакомым взрослым людям, какие интонации допустимы в разговоре и многое другое. Если всему этому человек не обучен с детства, то усваивать эти "премудрости" позже бывает обычно чрезвычайно трудно.

Всему свое время. В определенном возрасте надо читать сказки братьев Гримм и стихи К. И. Чуковского, романы Ж. Верна и повести А. Гайдара, книги Н. А. Островского и А. А. Фадеева. В школьные годы нужно научиться грамотно писать и овладеть основами математики и физики, приобрести необходимые каждому культурному человеку знания по истории и географии, биологии и литературе. Пропущенное наверстать сложно.

Чтобы формирование личности способствовало гармоническому ее развитию и интересам общества, в процессе воспитания важно уделять внимание выработке адекватных жизненных установок, развитию как интеллекта, так и эмоциональной сферы. Если человеку привита потребность в труде, если у него выработана установка на гуманность отношений, воспитаны поведенческие реакции, соответствующие социально-этическим нормам, то это со временем определит характер потребностей и направленность деятельности. Если же у ребенка воспитывается алчность, тенденция к накопительству, неуважение к труду, пренебрежительное отношение к людям, потребность лишь сладко поесть и мягко поспать, то вряд ли можно рассчитывать на то, что из него вырастет человек, полезный обществу.

В условиях социализма перед родителями и педагогами стоит задача воспитать людей всесторонне развитых, готовых трудиться на пользу обществу в той отрасли науки, культуры, народного хозяйства, в которой с максимальным успехом могут проявляться их способности.

Крупнейший отечественный невролог В. М. Бехтерев призывал начинать воспитание детей буквально с первых дней их жизни. При этом он подчеркивал необходимость поддерживать зарождающуюся у ребенка способность радоваться. Ученый считал, что устранение приводящих к неприятным ощущениям раздражителей способствует поддержанию у ребенка бодрости, активности, развитию интереса к происходящему вокруг. "Эмоция страха, - писал он, - особенно вредна для здоровья ребенка, и потому надо избегать всего, что приводит ребенка в испуг и вгоняет в страх".

Бехтерев обращал особое внимание на то, что уже с самого раннего возраста "особенно следует заботиться о развитии таких актов, которые являются важнейшими орудиями дальнейшего развития ребенка в смысле его самостоятельности... Особую роль в развитии самостоятельности в ребенке должны занимать игры. Умелый подбор игр должен иметь особо важное воспитательное значение... Игры для ребенка - это сфера его радости, труда и самостоятельности... Поэтому не отстраняйте ребенка от игр, а, напротив того, постарайтесь предоставить ребенку как можно больше разумного материала для игр, потому что с играми ребенок развивает свой ум, поддерживает желательную бодрость духа и укрепляет свое физическое здоровье. С возрастом следует заботиться об организации тех именно игр, в которых ребенку предоставляется какая-либо самостоятельная роль, где он должен проявлять свое умение и находчивость".

Игры способствуют психическому развитию детей, формированию у них интереса к определенным занятиям, усвоению полезных навыков, расширению кругозора. Игровые элементы, вводимые в педагогический процесс, содействуют активизации внимания учащихся, повышают их заинтересованность в занятиях, помогают усвоению полезных знаний.

Родители и педагоги должны стремиться как можно раньше выявить у ребенка врожденные наклонности, задатки и содействовать их развитию, делая это ненавязчиво, избегая элементов назидательности и тем более насилия. Они и не понадобятся вовсе, если ребенок проявит интерес к тому или иному занятию, и дело воспитателей - пробуждение и поддерживание этого интереса.

На характер интересов ребенка, несомненно, часто влияет профессия родителей, брата, сестры и других близких, круг их интересов и занятий, в орбиту которых он может быть постепенно вовлечен. К тому же в детстве особенно значительно проявляется тенденция к подражанию. И если объект того достоин, то это может способствовать развитию ребенка как личности. Ни в коем случае нельзя гасить творческой искры, вспыхивающей в детях не в соответствии с родительскими планами, а подчас вопреки им. Неплохо, когда дети следуют в выборе профессии по стопам своих родителей, но это вовсе не обязательно. История знает немало примеров того, что люди, избравшие в свое время специальность вопреки родительской воле, достигали больших успехов.

Для человека профессия хороша лишь в том случае, если она доставляет ему чувство удовлетворенности, может быть, радость. Говорят, что истинно счастливым человеком является тот, кто утром с удовольствием идет на работу, а вечером с таким же чувством возвращается домой. На работе проходит значительная часть нашей сознательной жизни. И не может быть удовлетворен тот, кто вынужден всю жизнь заниматься нелюбимым делом - его он выполняет равнодушно, как обязанность. Оно его не вдохновляет, не будит в нем творческой мысли. Получив не отвечающую склонностям профессию, человек превращается в автомат, который если и выполняет задания, то не вкладывает в труд всей силы своего интеллекта, не обогащает свой разум.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"