Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Обманы восприятия

Обманы восприятия
Обманы восприятия

Я людям внимаю:

Я вижу, как малы

Бывают познанья людей.

И я понимаю,

Какие провалы

Бывают в сознанье людей.

Л. Мартынов

Восприятие может рассматриваться как результат анализа и синтеза ощущений путем их сопоставления с прежним опытом. Поэтому пораженце органов чувств и их связей со структурами головного мозга, ведущее к уменьшению поступающей в мозг информации, а также расстройства памяти, хранящей прежний опыт индивида, то есть, если так можно сказать, дефицит блоков, из которых формируются восприятия в обычных условиях, обусловливают обеднение или извращение сферы восприятий. Участвующие в формировании последних дополнения к сиюминутным ощущениям, зависящие от особенностей личности человека и имеющегося у него багажа знаний, психологи называют апперцепциями.

Апперцепции в значительной мере определяют особенности восприятия одних и тех же предметов или явлений разными людьми. Эти особенности зависят от возраста, профессии, общей культуры человека, его классовой принадлежности, темперамента, характера, способностей, интересов. Так, разным кругом интересов, различным образованием, эмоциональным состоянием определяется не- идентичность впечатления от посещения картинной галереи или политехнического музея, от просмотра театрального спектакля или чтения книги.

Если человек плохо видит, слышит, осязает и т. п., то дефицит поступающей в мозг информации при формировании восприятий может хотя бы отчасти компенсироваться либо за счет знаний, либо благодаря воображению, фантазии. Если предмет, который он плохо видит, ему знаком, он способен его опознать. Если же дефицит информации о предмете пополняется в основном за счет воображения, фантазии, действительность воспринимается в искаженном виде.

Искаженное восприятие действительно имеющегося во внешней среде реального объекта называется иллюзией. Иллюзии могут быть зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные и пр. Кроме того, их делят на физические, физиологические, иллюзии привычного восприятия, аффективные и парэйдолические.

Физические иллюзии лежат в основе стереокино и голографии, а также многих трюков иллюзионистов. Примером физической иллюзии является видимость преломления предмета на границе различных прозрачных сред (ложка в стакане с водой и т. п.).

Физиологические иллюзии связаны с особенностями функционирования анализаторов различных видов чувствительности. Так, у танцующего вальс или катающегося на карусели создается впечатление, что он вращается в обратном направлении по отношению к окружающему. Ощущение покачивания земли может испытывать человек, сошедший на берег после длительного плаванья. Летчики знают, что при быстром приближении к предмету кажется" будто он резко увеличивается в размерах. При полете в условиях плохой видимости у пилота иногда возникают ощущения противовращения, ложного крена и тогда для поддержания горизонтального полета приходится руководствоваться показаниями приборов.

Широко известна физиологическая иллюзия, описанная еще Аристотелем: если горошину или небольшой металлический шарик катать по плоскости перекрещенными указательным и средним пальцами, закрыв при этом глаза, то кажется, что под рукой у вас не один шарик, а два. Объясняется это следующим: наружные поверхности этих двух пальцев в практической жизни обычно никогда не касаются одновременно одной поверхности, и потому идущие от них ощущения не обобщаются в процессе происходящего в мозгу синтеза. Если перекрещенными пальцами касаться копчика собственного носа, то также может возникнуть аналогичная в принципе иллюзия его раздвоения.

В трактате великого немецкого поэта и философа Гете "Учение о цветах" иллюзиям уделено значительное место: "Темный предмет кажется меньше светлого той же величины... Молодой серп луны кажется принадлежащим кругу большего диаметра, чем остальная темная часть луны, которая иногда бывает при этом различима. В темном платье люди кажутся тоньше, чем в светлом. Источники света, видные из-за края, производят в нем кажущийся вырез. Линейка, из-за которой появляется пламя свечи, представляется с зарубкой на этом месте. Восходящее и заходящее солнце делает словно выемку в горизонте..."

Если секунд 20-30 пристально смотреть на предмет или рисунок, а затем перевести взор на светлую плоскость, то за счет сохраняющихся в зрительном анализаторе следовых процессов можно более или менее длительное время видеть на плоскости тот же предмет. Такое явление называют эйдетизмом, а людей, способных длительно сохранять яркий зрительный образ после того, как объект наблюдения уже находится вне поля зрения, - эйдетиками. Этим свойством чаще обладают в детском возрасте, но иногда оно бывает присуще и взрослым людям. Эйдетиками были, например, некоторые известные художники. Так, английский портретист Дж. Рейнолдс обычно внимательно смотрел на человека, с которого собирался писать портрет, а затем отпускал его и работал "по памяти", как бы копируя сохранившуюся в сознании модель. При этом он воспроизводил все особенности лица и мельчайшие детали костюма оригинала.

Если предмет, который первоначально находится какое-то время в сфере вашего внимания, ярко освещен или резко контурирован, то, отведя от него взор, вы можете видеть его не только на фоне одноцветной плоскости, но и на других окружающих предметах, на которые он как бы накладывается. Вот как Гете описывает такое явление:

 ...Странник, который взглянул перед самым закатом
 Прямо на быстрое красное Солнце, после невольно
 Видит его и на темных кустах и на скалах утеса
 Перед очами. Куда бы ни кинул он взор, повсюду
 Светит оно и качается в красках чудесных...

Близки к физиологическим иллюзии привычного восприятия, например, слуховые обманы, когда человек воспринимает не то, что ему говорят, а сходные по звучанию слова, на которые он "настроен". Такие иллюзии бывают у всех людей, но особенно часты они у тех, кто плохо слышит.

Иллюзии того же типа возникают и при чтении: малознакомые, непривычные, редко употребляемые слова прочитываются как известные. Такие ошибки могут повторяться многократно. А. П. Чехов как-то писал: "Проходя каждый день по улице, я читал на вывеске "Большой выбор сигов" и удивлялся - как можно торговать одними сигами... И только через 30 лет прочел внимательно, как следует: "Большой выбор сигар".

Вообще, основываясь на накопленном опыте, мы при чтении обычно схватываем слово целиком и нередко не замечаем, что воспринимаем его по какому-то общему абрису. Когда группу старшеклассников, прочитавших роман А. С. Новикова-Прибоя "Цусима", спросили многократно встречающуюся в тексте фамилию адмирала, командовавшего русской эскадрой, все как один ответили - Рождественский, тогда как на самом деле речь идет об адмирале Рождественском.

К иллюзиям привычного восприятия может быть отнесена и обычно ошибочная оценка двух предметов, имеющих одинаковый вес, но разную величину: килограммовая гиря кажется тяжелее килограмма макарон.

Аффективные иллюзии возникают на фоне выраженных эмоций (напряженное ожидание, страх и т. п.). При этом недостаток информации, поступающей в мозг, нередко восполняется фантазией, воображением. Вспомним стихотворение А. С. Пушкина "Вурдалак": трусоватый

Ваня, попадающий ночью на кладбище, думает, что встретил вурдалака. Он в ужасе. Но что же?

 ...Вместо вурдалака 
 (Вы представьте Вани злость!) 
 В темноте пред ним собака
 На могиле гложет кость.

Особое место занимают иллюзии, также связанные с воображением, фантазией, но возникающие при внимательном рассмотрении предметов или рисунков, имеющих нечеткие контуры и от того вызывающих воспоминания но ассоциации. Это так называемые парэйдолические иллюзии: кажущиеся изображения конкретных предметов на замерзшем стекле, в геометрическом узоре обоев, букв и знаков в графическом рисунке на обложке школьной тетради и т. п. К этой же категории иллюзий относится способность видеть в проплывающем облаке очертания зверя, а в чернильной кляксе с неровными краями - смешную или устрашающую физиономию, что используют психологи, проверяя склонность к фантазии, воображению при создании представлений. Они предлагают для "прочтения" так называемые пятна Роршаха (названы по имени автора этого метода обследования).

К парэйдолическим иллюзиям могут быть отнесены и воображаемые картины, возникающие при гадании на кофейной гуще или на растопленном воске, который вливали в воду, помещали между пламенем свечи и стеной, а затем рассматривали его контурную тень, появляющуюся на стене.

От иллюзий, свойственных всем людям, следует отличать галлюцинации, которые, как правило, являются признаком психопатологии. Если иллюзии - это искаженное отражение действительности, то галлюцинации можно характеризовать как ложные (кажущиеся) восприятия, возникающие при отсутствии в окружающей среде объектов, которые могли бы их обусловить.

Причиной расстройства восприятия могут быть и органические поражения нервной системы, ведущие к нарушению или извращению поступающей в мозг информации о воздействующих раздражителях. Так, если у человека нарушена температурная чувствительность, то он неполно воспринимает предмет, который берет в руки, так как лишен возможности дать ему температурную характеристику.

Если заболевание поражает определенные ассоциативные зоны коры больших полушарий, то это ведет к агнозия, - расстройству синтеза ощущения и узнавания. Разные по локализации патологические очаги в мозгу могут обусловливать агнозию на лица, ухудшение ориентации в месте, времени, исчезновение способности узнавать на ощупь ранее знакомый предмет (астереогноз) и т. д.

Однако не будем отвлекаться на клинические проявления, вызванные неврологической патологией, - это не входит в нашу задачу. Подчеркнем лишь, что и у здорового человека восприятие окружающего может носить искаженный характер, что нередко сопряжено с дефицитом информации, отчетливости, яркости ощущений или же с объективными физическими или физиологическими явлениями...

Мы уже отмечали, что информация - непременное условие развития нашего мозга. Поток ее и обусловленные им ощущения необходимы и для поддержания активности его психофизиологической деятельности. Даже временное ограничение потока сигналов обычно снижает активность корковых процессов, способствует погружению в сон. Поэтому, ложась спать, мы стремимся по возможности уменьшить количество раздражающих наш рецепторный аппарат факторов - выключаем радио, гасим свет, укутываемся одеялом, закрываем глаза.

Несколько лет назад американцы провели эксперимент, получивший название "плавание мертвого человека". Подопытный в надувном резиновом скафандре погружался в резервуар с водой. В скафандр подавался воздух, но в нем было темно; звуки туда не проникали, до минимума сводилось и количество тактильных раздражений. Испытуемый, как правило, засыпал, а проснувшись, оказывался дезориентирован. Он не знал, где верх, где низ, не мог различить правую и левую стороны. При этом происходило своеобразное расстройство сознания, заключавшееся в том, что испытуемого постоянно преследовала какая-то навязчивая мысль. Когда через наушники ему передавали отдельную случайную фразу, то первоначально имевшаяся мысль заменялась другой, обычно как-то связанной с содержанием этой фразы. И только когда через наушники стали регулярно передавать тексты, музыку, обычные радиопрограммы, человек вновь обретал способность к нормальному мышлению. Подобный эксперимент был повторен многократно с разными людьми - результат оставался тем же.

Таким образом, дефицит информации не только тормозит развитие психических функций, по способен мешать нормальной психической деятельности у людей с уже "сложившейся" личностью, и в результате у них могут возникать психические расстройства. Об этом знали с давних времен. И недаром одним из самых жестоких методов наказания была изоляция, и в частности заключение в одиночные камеры. Немало узников лишилось рассудка, и вызвано это было бедностью и однообразием испытываемых ощущений, появлением расстройств в сфере восприятий, неудовлетворением свойственных человеку познавательных потребностей, отрывом от мира, щемящим чувством безысходности и тоски.

Надо, однако, отметить, что отрицательное влияние на состояние психической сферы человека могут оказывать не только дефицит, но и избыток информации. При этом угнетает, истощает психику не только информация, несущая в себе подлежащую осмыслению сущность, но и не имеющие смысловой нагрузки интенсивные внешние раздражители.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Степанова Оксана Юрьевна, автор статей, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://psychologylib.ru "PsychologyLib.ru: Библиотека по психологии"